Cthulhuhammer

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Cthulhuhammer » Фанфикшен » Ад на Земле


Ад на Земле

Сообщений 1 страница 10 из 27

1

Что ж, а вот и ещё одна пытка буквами в моём исполнении :D .

Будь проклят тот день, когда я записался в добровольцы и был отправлен в пылающую огнём первой мировой войны Бельгию. Не будь у меня тогда столь романтичные, даже ребяческие, взгляды на войну, сидел бы сейчас дома, а не в наполовину полной от воды воронке от снаряда с мертвецом на пару. Бог ты мой, да его крысы едят уже неделю, а я его и похоронить не могу по-человечески, ибо проклятые фрицы озверели в конец и стреляют во всё, что движется, даже ночью. Но мало мне было физических страданий, так дали ещё пулемёт и теперь каждую ночь сняться немцы, что я убил из проклятой железяки. Сняться, мучают меня и ведь за дело мучают, только не легче от этого. Только сейчас я понял весь смысл слов сержанта о том, что мне повезёт если не сойду с ума и останусь человеком в полном смысле этого слова.

Я каждую ночь вспоминаю тот день, когда записался на фронт, свой первый месяц в тылу и первую неделю на передовой. Этот кошмар начался для меня 6 сентября 1917 года. Тогда мне исполнилось 21 год и сразу же открылась возможность записаться добровольцем в канадскую армию, воюющую на фронтах Великой войны. Я давно желал попасть на войну, наивно пологая, что это станет моим приключением, моим ритуалом взросления. Жаль родители не дожили до дня, когда в моей дурной голове появилась эта мысль, они бы отговорили меня. Но ни отец, ни мать не дожили до этого дня. Но как бы там ни было, на следующий день я отправился на призывной пункт и после формального медосмотра, был зачислен в ряды канадской армии. Следующая неделя прошла в лекциях об опасностях войны, поджидающих нас там и лозунгах, что кайзеру и его армии осталось не долго жить. Эта неделя пролетела быстро, и меня, как и других добровольцев, отправили в старушку Европу.

Проплыв три дня по Атлантическому океану, я оказался в дивной Франции, южной её части. Отправили нас туда с одной целью – научить воевать. И поэтому каждый день наш проходил в тренировках, манёврах и оттачивания навыков до автоматизма. Тогда же выявился мой “талант” в обращении с пулемётом "Льюиса" и я стал пулемётчиком, что не сказано меня радовало. Эх,  дурень, знал бы, что меня ждёт, отказывался всеми правдами и неправдами. С другой стороны от судьбы не уйдёшь.
Но когда выдавались свободные часы, все, в том числе и я, отправлялись гулять и развлекаться в местный городок, что был неподалёку. И если говорить честно, то ничего красивее не видел в своей жизни и, может, не увижу более. Старинная архитектура удачно сочеталась с обилием ресторанчиков и клубов по интересам, где мне нравилось проводить больше всего времени. Вот бы там остаться на всю жизнь, только подучить бы французский, и дело в шляпе. Эх, несбыточные мечты, вы так прекрасны и опасны.
Однако ни что не вечно, и нас отправили на передовую. Чем ближе был фронт, тем безрадостнее становились пейзажи, что мы наблюдали. А прибыв на третью линию траншей, нам открылась картина полной подавленности, ужаса и человеческих страданий, смешанная с кровью таких же парней, как и мы, и грязью, что была везде. Тут-то я и начал понимать, что мои мечты и жестокая реальность кардинально расходятся.

Из нас сформировали роту, задачей которой, было прикрыть незначительные направления. Мы должны были отправляться на следующий день и поэтому нас разместили в подобии казарм и дали всего лишь жалкие одеяльца, насквозь пропитанные кровью и полные вшей и клопов. Это был один из первых жестоких ударов реальности по нашим мечтам и фантазиям. Второй удар не заставил себя долго ждать. Им была наша первая ночь, точнее крики раненных в госпиталях, зловонье траншей и разрывы снарядов, что гремели на первой линии.
Я не мог уснуть тогда и вышел покурить и повинить себя за эту ошибку. Тогда ко мне подошёл тот сержант, что сказал мне ту важную мысль и заговорил обо всём, что мне нужно знать, чтобы выжить в этом аду. А так же он поведал мне легенду, будто по нейтральной полосе ходит человек в деловом костюме и поёт песню, а каждый кто услышит её недолго задержится на этом свете. Поблагодарив его за разговор, я отправился обратно в блиндаж, но так и не заснул.
Утром следующего дня, утопая в грязи, мы выбрались к позициям и поняли, что их нет. Точнее есть воронки в которых лежали измученные солдаты, коих мы должны были заменить. И всё. Ни тебе траншей, ни колючей проволки, ни, даже, дощечек по которым можно было бы ходить, не боясь грязи.

И вот я был отправлен один в свою воронку, слева, в метрах двух, находился человек и справа, в метрах трёх, не более, находился такой же несчастный. Мне не везло более от того, что соседом моим был труп. Да, труп несчастного канадца, который лежит уже здесь Бог знает сколько времени, и ни кто не додумался его похоронить в земле, как подобает человеку. Вдобавок ко всему – его едят крысы и ни чуть не стесняются моего присутствия в воронке, будто нет ни кого в ней кроме, них и тела бедолаги. В общем, вот в такой приятной компании я должен был держать свой пост.
Постепенно наступила ночь. Небо было безоблачным и Луна освещала израненную землю своим мягким белым светом. И тут началось то, что любой захочет забыть. Вначале я, как и многие другие из моей роты, заметил взмывшую в небо осветительную ракету и тут же припал к пулемёту. А потом увидел странного человека, спокойно идущего по нейтральной полосе так, будто для него никогда не существовало той ужасной грязи, в которой застревает всё и вся. Он шёл и шёл не обращая внимания на выстрелы с обеих сторон, и вторящим им возгласам  – “Вы слышите песню, что он поёт? Как нет? Громче и яснее этой песни нет ничего на свете, и только глухой её не услышит ”. И тут же я вспомнил слова сержанта, что услышавший песню странного человека умрёт, содрогнулся от одной мысли, что это может быть правдой. А этот странный джентльмен всё продолжал идти прогулочным шагом по грязи, как шёл он по хорошей дороге, и продолжал напевать неслышимую для меня песню. Вдруг человек остановился и вытянул вперёд правую руку. Раздался очередной выстрел, и я заметил, как он слегка покачнулся. Однако, человек не упал и даже не посмотрел на то место, куда в него попала пуля. Страх начал медленно овладевать мной. Мои руки стали дрожать, а в голове закрутился один вопрос: "Кто же он такой, чёрт его дери?". Словно услышав этот вопрос, джентльмен медленно повернул голову в мою сторону. Я вздрогнул от страха и неожиданности, а зубы начали бешено стучать, отбивая адскую чечётку. Не знаю, что именно меня так напугало: что этот человек повернул голову в мою сторону, как только тот вопрос прозвучал внутри меня. Или его взгляд, холодный и жестокий, который я почувствовал на себе. Наверно, наивно было думать, что молитва поможет в такой ситуации. Но именно её я искал в памяти. Но как на зло, ни одной не вспомнилось мне, хотя мама часто учила меня им с самого детства. Странный человек, пронзив меня своим ужасным взглядом, вновь стал смотреть прямо перед собой. Хотя больше я не чувствовал на себе того холода, что исходил от того джентльмена, облегчение не спешило ко мне приходить. Наоборот, страх сильнее стал сковывать моё тело и мой уже пошатнувшийся разум. Но монстр, стоящий на нейтральной полосе в обличие человека, не собирался останавливаться. В его правой руке загорелся маленький, наверно, размером в детский мячик, зелёный огонёк. Я еле слышно вскрикнул и тут же зажал свой рот дрожащей ладонью. Страх полностью занял весь мой разум. Закрыл для меня весь окружающий мир. Я ничего не слышал вокруг себя и не мог отвести свои напуганные глаза с чёртового джентльмена, боясь увидеть лишь пустоту вокруг себя. А он спокойно засунул правую руку в огонёк и вынул из него деловой портфель. Аккуратно придерживая его левой рукой, странный человек достал несколько бумажек и, закрыв деловой чемоданчик , поднёс их к своему лицу. Несколько мгновений он изучал те бумажки, а затем, залившись жутким, могильным хохотом, бросил их небрежно вверх. Мой взгляд помутился, и я видел дальнейшие события той ночи, как будто смотрел на них сквозь туман. Джентльмен, крепко сжимая портфель в левой руке, двинулся дальше, а за ним отправился и тот зелёный огонёк. А потом я уже не видел ни того человека, ни огня, следовавшего за ним. 

На следующий день немцы пошли в атаку, надеясь выбить нас с занимаемых позиций. Их было в несколько раз больше, но грязь мешавшая нам, мешала и им. Поэтому толпы людей с трудом надвигались на наши позиции, теряя за каждый пройденный шаг десяти, а то и больше солдат. Я вёл огонь, словно сумасшедший, почти каждым выстрелом убивая кого-то. А немцы всё шли и шли, будто впереди врата в Рай, а следом за ними гнались адские гончие. Вот они были уже в метрах пяти, не больше, от моей воронки, и мне казалось, что каждый выстрел отнимал уже не одну чужую жизнь, а две. Но тут они дрогнули и побежали назад в свои траншеи, получая в спину пули от нас. Я был в боевом кураже, и даже когда в пулемёте закончились патроны, не спускал палец со спускового крючка. Но вот ярость начала сходить на нет, и, вроде, ничего не предвещало беды, как вдруг появился тот немецкий мальчишка, лет шестнадцати, не больше. Паренёк, весь вымазанный грязью, некоторое время просто лежал на спине, почти не двигаясь, и тяжело дышал. Его, скорее всего, контузило взрывом гранаты и отбросило им же к моей позиции. Это спасло ему жизнь в той бойне. А потом он неуверенно поднялся на ноги, слегка пошатываясь и просто стоял, смотря куда-то вдаль. Я испугался и потянулся дрожащей рукой к кобуре и обхватил ей рукоятку пистолета. Вдруг, паренёк резко обернулся и сделал шаг в мою сторону, сказав мне что-то. В следующий миг я вытащил пистолет и раздалось два хлопка, оглушительно громкие для меня. Мальчишка шатнулся и упал замертво, а вместе с ним и то, что делало меня человеком, а не зверем. Секунду спустя, уже чуть ли не рыдая от понимания того, что  натворил, я молил Бога вернуть мальчишке жизнь. Но прошлого не вернёшь. Тем временем, командир нашей роты провёл перекличку и выяснилось, что все те кот вчера слышал песню умерли, как и говорил мне сержант.

В следующие три дня и ночи, наполненные страданиями и криками раненных немцев, коим не повезло вернуться обратно к своим или быстро умереть, также появлялся тот странный человек, и опять кто-то слышал проклятую песню и с криками, полными страха, то проклинал судьбу, то молил о пощаде, но ни что не спасало их от ужасной судьбы. И он снова и снова проводил тот проклятый ритуал. Мне же всё снились ужас моего первого боя и тот мальчик, который каждый раз поворачивался в мою сторону и что-то говорил. И каждый раз я в него стреляю, не в состоянии что-либо изменить. А мертвец, полуразложившееся и обглоданное крысами тело которого и мне не хватило решимости похоронить, смотрел на меня своим безразличным взглядом своего единственного глаза и словно корил меня за что-то. Но за что именно, я так и не понял.

Прошлой ночью я, вдруг, услышал песню, о которой говорили те, кто был обречён, и сказал громко остальным – “Прощайте, братья! Завтра я покину эту грешную землю и уйду из этого ада в библейский ад”. А пока говорил это, в голове промчалась мысль о том, что вот и расплата пришла за грехи, сотворённые здесь.

И вот сегодня я живу свой последний день, и как назло, немцы вновь идут в атаку на нас, утопая в грязи. Все стреляют в них, кроме меня. Я не могу сжать курок и отправить смертоносный свинец во врагов, ибо всё время вижу лицо того мальчишки, смотрящего на меня своими невинными голубыми глазами. Но тут что-то переклинивает во мне, лицо паренька перекосилось от боли и пропало, вернув меня в реальный мир. И тут же палец яростно, со всей силой сжимает курок пулемёт, и "Льюис" начинает нести смерть идущим на наши позиции немцев, что не хотят умирать, но продолжают идти на нас, то ли веря в победу, то ли просто выполняя безумный приказ своих генералов. Я всё стреляю и стреляю, но, вдруг, чувствую резкую боль в правом плече и слышу два всплеска в луже от гранат, полетевших в меня, что бы закончить мою историю. Ещё секунда, две, и мрачный огонёк моей жизни исчезнет навсегда из этого ада, как и тысячи других огоньков несчастных, что должны убивать друг друга.

Отредактировано Кренкель (2018-04-28 19:15:11)

0

2

:offtop:  твою налево, а Циник-то стримит.

0

3

ты бы хоть не в эту тему кидал подобное. стрим и ад на земле того... двояко выглядят.

0

4

Chertoznai написал(а):

ты бы хоть не в эту тему кидал подобное. стрим и ад на земле того... двояко выглядят.


Тупанул и офигел одновременно, вот и не подумал. Надо было в сайт КЦ кидать. Но уже поздно думать об этом.

0

5

Кренкель написал(а):

а не в наполовину полной от воды воронке от снаряда

оптимизм немного неуместен, нет?

Кренкель написал(а):

Проплыв три дня по Атлантическому океану, я оказался в дивной Франции

смело увеличивай время в три раза :D

Кренкель написал(а):

Из нас сформировали роту, задачей которой, было прикрыть незначительные направления.

если уж пишешь о войне, поюзай учебник чего-нибудь, чтобы контекст соблюдался.

Кренкель написал(а):

слева, в метрах двух

канадцы метрическую систему не используют.

Кренкель написал(а):

Вдобавок ко всему – его едят крысы

красивая сцена, но во-первых крысы под обстрелами на линии фронта сидеть не будут, и во вторых - у них корма в условиях войны и так с избытком и не на передовой. ну и труп же можно было прикопать, нет? но да, тогда бы он перестал смотреть

Кренкель написал(а):

Секунду спустя, уже чуть ли не рыдая от понимания того, что  натворил, я молил Бога вернуть мальчишке жизнь.

ну то были так, замечания по ходу дела, а вот это уже удивляет больше всего. прорва собственноручно убитых врагов, я так подозреваю несколько десятков минимум, а тут вдруг "какой красивый мальчик с голубыми глазами, о нет!!!" тогда уж допиши что у него была любящая семья, тяжелобольной дедушка, девять маленьких братьев и сестер и хомячок в клетке. ну наверно это все у него было и поэтому его жалко еще больше. это ж война, любой у кого оружие и кто сидит в окопе по другую сторону фронта - враг, со всеми вытекающими. если у него в руках нет оружия - возможны варианты, а если есть - только один. на первом убитом подобные терзания были уместны, ну на втором, но после того как ГГ выкосил уже целый отряд - на мой взгляд нет.

0

6

Chertoznai написал(а):

ну то были так, замечания по ходу дела, а вот это уже удивляет больше всего. прорва собственноручно убитых врагов, я так подозреваю несколько десятков минимум, а тут вдруг "какой красивый мальчик с голубыми глазами, о нет!!!" тогда уж допиши что у него была любящая семья, тяжелобольной дедушка, девять маленьких братьев и сестер и хомячок в клетке. ну наверно это все у него было и поэтому его жалко еще больше. это ж война, любой у кого оружие и кто сидит в окопе по другую сторону фронта - враг, со всеми вытекающими. если у него в руках нет оружия - возможны варианты, а если есть - только один. на первом убитом подобные терзания были уместны, ну на втором, но после того как ГГ выкосил уже целый отряд - на мой взгляд нет.


Но он то тех немцев близко-то и не видел. Да и гансы шли его убивать, боевой кураж, все дела, полного контроля над собой не было. А тут парнишка, который был не в состоянии его прибить и вроде как сдаться собирался. Герой к тому моменту вроде и из состояния первого боя вышел, даже мандраж несколько поутих. И он ни за что ни про что молодого человека прикончил. Да и канадец не матёрый вояка, прошедший кучу сражений, а доброволец, отправленный в ад.

Человеческая совесть очень избирательная стерва - вроде народу кучу положил, но ведь они там далеко, да и с оружием убивать тебя шли. А тут парнишка, ничем тебе не угрожавший. И спрашивается - на кой чёрт ты его прибил? По крайне мере не уверен, что молодые люди, с некоторым романтизмом в башке, останутся в подобной ситуации холодными как камень. Привыкание к войне есть дело несколько долгое, нежели пиф-паф и готов.

А по поводу трупа. С крысами может и перебор, но вряд ли городской житель может запросто подойти к полуразложившимуся телу и просто прикоснуться к нему, а не то что землёй присыпать или похоронить.

0

7

Кренкель написал(а):

Но он то тех немцев близко-то и не видел. Да и гансы шли его убивать, боевой кураж, все дела, полного контроля над собой не было. А тут парнишка, который был не в состоянии его прибить и вроде как сдаться собирался. Герой к тому моменту вроде и из состояния первого боя вышел, даже мандраж несколько поутих. И он ни за что ни про что молодого человека прикончил. Да и канадец не матёрый вояка, прошедший кучу сражений, а доброволец, отправленный в ад.

ага, они к нему на 5 метров подошли, черты лица уже со 100 различаются, пуговицы со 150, а все еще "безликая толпа гансов", серьезно?

Кренкель написал(а):

Человеческая совесть очень избирательная стерва - вроде народу кучу положил, но ведь они там далеко, да и с оружием убивать тебя шли. А тут парнишка, ничем тебе не угрожавший. И спрашивается - на кой чёрт ты его прибил? По крайне мере не уверен, что молодые люди, с некоторым романтизмом в башке, останутся в подобной ситуации холодными как камень. Привыкание к войне есть дело несколько долгое, нежели пиф-паф и готов.

если рядом полусъеденный труп, десяток жизнерадостных крыс, в руках раскаленный пулемет, и мертвые враги в пределах плевка, то мыслей о голубоглазых мальчиках уже не будет. скажу больше, чтобы видеть во враге врага достаточно одного артобстрела, мировоззрение меняется радикально тут же.

Кренкель написал(а):

А по поводу трупа. С крысами может и перебор, но вряд ли городской житель может запросто подойти к полуразложившимуся телу и просто прикоснуться к нему, а не то что землёй присыпать или похоронить.

МСК во всей красе, выкопать яму, за одежду-обувь стащить туда все что осталось и закидать землей в голову не придет.

0

8

По поводу безликой массы гансов - это если бы в спокойной обстановке к нему приближались люди, он бы их начал разглядывать и подмечать детали. Но когда он ведёт огонь с того момента, когда враг только появился на нейтральной полосе, и до того момента, пока они не приблизились, человек чисто психологически не будет замечать лиц и т.д. а видеть лишь серые шинели, по крайне мере недавний новобранец, впавший  в боевой кураж во время первого своего сражения.

Не каждый быстро меняется на войне. Да есть кто рождён быть солдатом, но есть и те, как к примеру персонаж Нормана в "Ярости" (ему даже с учётом ускорения акклиматизации потребовался ещё один бой, прежде чем спокойно убивать немцев (тех артиллеристов он прибил из жалости)). Да, не все такие люди как Норман, и вполне возможено под первым же обстрелом быстро привыкнут к данной обстановке, но мой герой достаточно близок к данному типажу (хотя во время написания рассказа, героя я ни с кого не срисовывал). Он романтически настроен по поводу гремящей Первой Мировой (Норман , к примеру, должен был быть штабистом, на машинке писать), считал, что это будет неким приключением, а потому первый для него оказался таким тяжёлыми, ввёл его в некий транс, а тот мальчишка появился уже в тот момент, когда герой почти вышел из данного состояния, а потому его убийство и т.д. оказало более глубокое влияние на героя.

Ну-ну, конечно, человек на грани срыва и потресённый своим поступком будет выкапывать кому-нибудь могилу и затаскивать его за обувь или одежду в эту самую могилу. Если бы герой был несколько иного склада характера, то да, погоревал бы и похоронил. Но в том то и дело, герой не мужик из деревни или суровый работяга на заводе (хотя не факт, что они бы тоже так поступили в ситуации, в коей оказался герой), а юноша-романтик (не писатель-поэт, но всё же).

0

9

Кренкель написал(а):

По поводу безликой массы гансов - это если бы в спокойной обстановке к нему приближались люди, он бы их начал разглядывать и подмечать детали. Но когда он ведёт огонь с того момента, когда враг только появился на нейтральной полосе, и до того момента, пока они не приблизились, человек чисто психологически не будет замечать лиц и т.д. а видеть лишь серые шинели, по крайне мере недавний новобранец, впавший  в боевой кураж во время первого своего сражения.

чисто случайно оказалось что немцы тоже люди, и пока ГГ вблизи одного из них не увидел, он этого не знал, ну или это от него скрывали. а тут запал на голубоглазого и быть Рэмбой перехотел. как бы так спросить, у тебя ГГ случаем не ахтунг?  :confused:

Кренкель написал(а):

считал, что это будет неким приключением, а потому первый для него оказался таким тяжёлыми, ввёл его в некий транс, а тот мальчишка появился уже в тот момент, когда герой почти вышел из данного состояния, а потому его убийство и т.д. оказало более глубокое влияние на героя.

я правильно понимаю, ГГ покрошил из пулемета десятки человек (у которых были мамы-папы, дети, канарейки и пони), но потом увидел врага вблизи и подумал "что же я делаю? это же враги, мне нельзя их убивать, там голубоглазые мальчики!"?

Кренкель написал(а):

конечно, человек на грани срыва и потресённый своим поступком

каким поступком, труп там лежал до приезда ГГ. это естественное желание сделать место пребывания на фронте более удобным, чтобы не воняло под боком мертвечиной.

0

10

Chertoznai написал(а):

чисто случайно оказалось что немцы тоже люди, и пока ГГ вблизи одного из них не увидел, он этого не знал, ну или это от него скрывали. а тут запал на голубоглазого и быть Рэмбой перехотел. как бы так спросить, у тебя ГГ случаем не ахтунг?  

я правильно понимаю, ГГ покрошил из пулемета десятки человек (у которых были мамы-папы, дети, канарейки и пони), но потом увидел врага вблизи и подумал "что же я делаю? это же враги, мне нельзя их убивать, там голубоглазые мальчики!"?


Пропаганда? Не-не, не слышали. Действительно, ведь не в армии, не обществу в целом, образ врага не приподносят как образ зверя и монстра (байка про распятого канадца в помощь), мочить которого надо безжалостно и это правильно. И в армии в рядовых никто не вдалбливает систему мышления "видишь врага - стреляй без раздумий, если только командир не прикажет другого". Или вы считаете, что среднестатистический юноша, настроенный романтично по отношению к жизни, выросший в невоенных условиях при капитализме, будет думать - "а вдруг у него семья?". С учетом того, что в обычной жизни кап. общества выдвижение себя и своих интересов на первый план это норма, а интересы других - идут нахрен, даже если у второго семья, может быть как-то иначе? Или что, вы лично знаете много примеров, когда солдаты задумываются о том, что у врага могла быть семья? Да чёрт возьми, не будет этого, особенно в голове юноши, недавно попавшего на фронт и обработанного пропагандой. Да будь в той же ситуации вместо парнишки тридцателетний лоб, герой бы несилно-то и переживал, ибо всё это укладывается в парадигму официальной пропаганды (немец враг - немец жесток - немца надо уничтожать, ибо это не зазорно. Ну и там всякие плакаты, где показаны то суровые лица, то карикатуры на кайзера и его армию). А тут слом произошёл именно из-за того, что реальность и пропаганда конкретно не увязались.

Chertoznai написал(а):

каким поступком, труп там лежал до приезда ГГ. это естественное желание сделать место пребывания на фронте более удобным, чтобы не воняло под боком мертвечиной.


Если иметь ввиду до боя, то герой житель города, с несколько романтичный взглядом на мир и не очень-то много трупов видел (кроме родителей, умерших по естественным причинам). Но я думаю, что два цивильных тела, к которым герой питал ранее нежные чувства, как ребёнок к родитлям, и тело одного соотечественника, которого герой при жизни не знал и который сейчас в ужасно состоянии, явно не равноцены по отношению к ним. И до боя герой сразу бы уж точно не полез хоронить мертвеца, потому что ранее с подобным не сталкивался. А после боя произошло то, что произошло. А далее другие трупы начали разлагаться и избавление от мертвеца не становиться уже такой приоритетной задачей. Нет, конечно, если вы лично, уважаемый Chertoznai, имеете огромный опыт в захронении полуразложившихся тел в нестандартных условиях, то да, я не прав и точка. Хотя даже не всякий взрослый мужик из деревни мог бы в такой же ситуации сразу же начать хоронить полуразложившегося и несколько съеденного крысами мертвеца.

0


Вы здесь » Cthulhuhammer » Фанфикшен » Ад на Земле