Cthulhuhammer

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Cthulhuhammer » Сага о Конане » Чешская Сага


Чешская Сага

Сообщений 311 страница 320 из 336

311

Vlad lev написал(а):

ограничения по возрасту для России - 18+

Это прямо в книге написано? :D

0

312

Germanik написал(а):

Это прямо в книге написано?

так прям в ново-кошерных жутко нДравственных законах намалёвано. :playful:

(чехи на счастье на подобное не способны)

дальнейший фрагмент:

***
До ушей долетал треск горящих бревен и стук подошв. Из домика доносились голоса.
– То, что ношу на себе броню, не значит, что я рыцарь, – вопил пискляво-скрипучий тон. – Я благородный дворянин, и никто от меня не может ожидать, что погонюсь за миражом. Кроме того, мне король приказал,  ждать вашего приезда!
– Ни один человек из королевской гвардии  бы Конана не оставил! – последовала ему краткая отповедь. – Каждый из нас бы к Дьяволовым Скалам отправился вместе с ним, а сообщение передал бы через местных жителей.
– О Митра! Могу ли считать, что меня считаешь за труса? Хочешь  меня оскорбить? 
– Тебя? С чего это? Не понимаю, как с собой король тянул такую гниду.
– Паллантид,–  вступил в споре ещё один голос, есть приказал к наступлению?
– Несомненно. Двое воинов остаются здесь, а остальные со мной найдут в скалах короля  и  потерянную девушку!
Потерянная девочка? Слова ударили в мозг Борока, как кувалдой, и воспылал в его душе огонь. Охватил невыносимый жар. Не связывает ли его с той девкой некое дело?  Но какое? Не вспоминалось. Просто это небезразлично. Важно, что за ней также отправится. Найдёт её и остановит, а что с ней собственно делать? Убить её либо заняться с ней любовью? Не понимал.
Лихорадочно прикидывал, что дальше. Кто это те, чьи голоса звучат всюду вокруг? Люди, демоны или иные сущности безумного мира? Подсознательно сжал кулак.
– Бороко! –  вгрызался ему в уши голос, – слышишь меня?
Не помнил, кто это – Борок, но чуял, что этот вопрос относится к нему. Заметили его! Возрос в нём страх. Если на него бросятся, не удерёшь.
Решил в одно мгновение. Убежать. Исчезнуть в лесу и найдёт девку, о которой говорили.
Открыл глаза. Обступала его непроницаемая мгла, не видел даже нос. Видел  только бесформенные тени. Неважно. Если похитители считают, что не сбежит, сильно ошибаются. Ему зрение не потребуется. Хватит его интуиции.
Взмахнул рукой, и кого-то сразил. Раздался крик. Чьи-то пальцы скользили по его голой спине, и ногти ему врезались в кожу кровавыми шрамами. Тем не менее, выскользнул и пробежал в двери. Снаружи его никогда никто не догонит. Он быстр, как олень, и знает здешнюю местность.
Получилось наоборот. Не учёл, что другие враги скрываются снаружи. Споткнулся о подставленную ногу и потерял равновесие. Упал в траву. Схватили  его  и вывернули ему руки за спину.
Опять потерял сознание.
***
продолжение следует

0

313

и следующая часть без особой задержки:

***
Залмила раскрыла очи и побледнела. Прижалась к Конану, сомлела – упала в обморок.
Киммериец вытянул ему меч и повернулся в сторону, куда девка глядела до того, как потеряла сознания. Меж скал стояла уже дважды встреченная красотка. Дева выглядела ещё более вызывающе, чем раньше.
Снова спросил себя, кто ж женщина на самом деле. Играет с ним, как кошка с мышью или ему пытается помочь? К проклятым, которые измывались над Залмилой, его вывела она. Однако из неё источалось нечто зловещее.
– Убить тех двоих – пустяк, король. Сложнее же отсюда выбраться, – осклабилась она, указывая на Залмилу. – Скалы вас не отпустят, пока не найдёшь ключ к ее душе.
– Ключ к её душе? Говори яснее!
– Посади меня к себе на трон, – погладила она вместо ответа свои бёдра. – Будем потрясающей парой.
– Сначала мне скажи, что с тем ключом, – отсёк варвар  и уложил Залмилу на траву. Хотел освободить руки.
– Не будет ключа, загнёшься от невероятной слабости, – захихикала она. – Ворота высосут все силы, никогда не покинешь скалы. Ты умрёшь, как и все до тебя, а я буду плясать над твоим трупом.
– Где найти ключ?
– Возьми меня к себе на трон, и посоветую тебе, –  подняла ткань над грудью и облизала языком тёмные соски. – Я прекрасна, а тебе не достаёт королевны. Не будь глупцом.
Киммериец приблизился к ней.
Та вздрогнул, как рыба, вытащенная из воды на сушу, и побежала между скал. На чёрном фоне заблестела её алебастро-белая фигурка.
От преследования  его отвлёк стон. Залмила очнулась от обморока. Ошарашенно села и испуганно вздрогнула.
– О Митра! Она ушла? –  Огляделся с опаской.
Конан кивнул:
– Знаешь её? Представляешь, кто это? 
Девица пожала плечами:
– Не знаю. Но плохая. Встретила  у входа в скалах, хвасталась, что мне поможет. Вместо этого, отдала меня демонам, которые меня собирались пожертвовать, отдав силам зла. Солгала мне.
Киммериец покачал головой. Это не имело смысл. Почему женщина послала на смерть, когда его к ней затем более или менее к ней довела? Должна была ведь догадаться, что Залмилу освободит. Он не понимал. Чем раньше уйдут из дьявольской земли, тем лучше.
С приходом  к двум скалам-гигантам сбылись слова красотки. Навалилась слабость. Росла  с каждым шагом и напряжённость их мускулов. Их кожа покрывал пот, и тело тряслось, как в лихорадке. Начала болеть голова.
Первой поддалась усталости Залмила. Измождённо скользнула в траву. Её грудь дико вздымалась, а изо рта текла слюна. Лицо покрылось десятками мелких морщин.
– Уже не могу, – стонала и облизала языком влажный мох. Как будто  хотела увлажнить пересохшие губы. – Если пойду далее, от усилий лопнет моё сердце. А меня прокляли здешние демоны.
Остановился и Конан. Огромная усталость заставила его упасть в траву и закрыть глаза. Неужели на самом деле потерял энергию? Отказываются выпустить  за пределы территории?
Скривил лицо. Он так легко не сдастся. В жизни преодолевал препятствия и многократно хуже. Немного магии его не остановит.
Нагнулся, чтобы помочь Залмиле встать. Наконец от намерения отступил. Попробует сперва прорваться через каменные ворота сам. Может, повезёт порвать магические путы. Девушку в нынешнем состоянии не унесёт, возвратится за ней позже.
– Подожди здесь, – прохрипел он. Язык его прилипал к нёбу. Северянин направился к воротам.
Несмотря на то, что его с виду ничего не окружало, продирался через липкую кашицу. Та с каждым шагом густела, и висла ему на плечи тяжесть, наваливаясь, как мешок с песком. Силы исчерпывались, всё более ощущалась неимоверная тяжесть. На глаза ему стекал едкий пот, но не было сил его стереть, его сердце билось, словно в предчувствии беды. Казалось ему, выскочит из груди.
Опустился на колени. Судорожно харкнул, вонзил ногти в землю. Не сметь сдаваться. Выдержать!
Тем не менее, не мог подняться. Голова  у него кружилась, и в висках стучало. Казалось ему, что его словно  окружил хоровод хаотичных звуков. Отголоски прошлого. Рёв атакующих аэсиров, звонкий смех дочери Повелителя Мороза и шум морских волн. Возбуждённый шёпот очаровательной Белит и напевы чёрных туземцев, дыхание небесного монстра. Удар молота, что вонзает гвозди  в его руки,  чтобы прибить к стволу корявого дерева, лязг железа, сплочённый с людской болью. В воздухе разносилось ржание коня и клёкот орла, бормотание чёрных магов и рёв дракона. За этим последовал ритмический стук барабанов.
Всё перебороли человеческие слова:
– Так что, король? Уже веришь мне? Без ключа ты туда не доберёшься.
Утомлённый северянин повернул голову. Вблизи от него стояла таинственная красотка. И улыбалась. Казалось, становясь с каждым разом всё краше и привлекательнее. Киммериец сухо сглотнул.
– Скажу тебе, как уцелеть, – вышло из неё. – Обещай мне, что сделаешь королевой, и я об остальном позабочусь.
Вскипела в нём кровь. Хотя девка настольк прекрасна, что ни один смертный бы  при взгляде на неё обезумел, лишившись рассудка от вожделения, никому не позволял, чтоб  его шантажировал. Не  верил ей! Вынудит её показать, что она на самом деле замышляет!
Злость и гнев в нём вызвал прилив последних сил. Вскочил и прыгнул.
Девица перепугано воскликнула. Очевидно не рассчитывала, что против неё окажется подобие опасного льва. Несмотря на полное удивление, в последний миг смогла отпрыгнуть назад.
Меж пальцами киммерийца осталась лишь туника. Как её сжал в пальцах, ускользнула. Женщина осталась нагой.
– Ты, – выкрикнула зло. Затем, словно испугавшись взгляда Конана, бросилась наутёк. Казалось, её нынешнюю самоуверенность унесло бурным водным потоком. Северянин побежал за ней. Подгоняла его злость. Каждый шаг отдавался кричащей болью, а мускулы стонали от усилий, суставы трещали. Но, как только отдалился от каменных стражей, и приблизился к центру скалам, вернулась потерянная сила. Мышцы слушались его снова, и дыхание выровнялось. Словно бы мощь того проклятия ослабла, когда отступил? Когда девку поймает, выбьет из неё  правду.
Перепрыгивал выбоины и камни, уворачиваясь от ветвей. Сбросил  свой плащ и выхватил меч. Ворвался в лабиринт.
Хотя женщина знала каждый камень и все повороты, киммериец не отрывался. Напоминал  лавину, которая сметает всё живое. Схватил  её за плечи и рванул. Одним рывком притянул к себе. Пораженная и беспомощная,  даже жутко перепуганная, девица выглядела ещё привлекательней и дразнящей.
В нос ударил запах пота и женского вожделения. Сжал в ладонях её крепкие груди. Овладело им обманчивое ощущение своей победы. Его глаза заблестели от похоти. Красотка узнает, что  не следует связываться с аквилонским королём.
Меж скал разносился испуганный крик. Нёсся как отчаянная буря и отражаясь от стен. Это была Залмила. Звала на помощь.
Конан заколебался. В дикой погоне о той девушке совсем забыл. Не напало ли на неё какое-то чудовище? Невольно ослабил свой захват.
Красотка использовала возможность.  Дёрнулась, вырвалась и прыгнула под скальный навес. Как лиса ловко проскользнула в узкую щель.
Поздновато очнулся. Сгрёб её, но пальцы скользнули лишь по её гладкой коже. Ругнулся. Неужели ей помогали магические чары?
Рванул к отверстию. Туда однако  могла пролезть лишь изящная тонкая фигурка, а не воин гигантских пропорций. Вот бы дыру увеличить. Опустился на колени и руками опёрся о края. Разломить скалу!
На плечах и руках его от усилий набрякли мускулы.
Эхом  донёсся к нему и другой призыв Залмилы. А за ним последовал голосистый рык. Как будто из скалы неслась целая мчащаяся армия. Киммериец присвистнул. Взволнованно вскочил и побежал обратно.
***
продолжение следует

0

314

Аврально и следующая часть:

                                                         ***
Когда Конан бросился за демоницей, Залмилу охватила волна тревоги. Без гиганта- киммерийца почувствовала себя невероятно малой и уязвимой, она боялась. Ужас одиночества вызвал ее к действию.
Несмотря на то, что это казалось невозможным, поднялась. Попробует догнать Конана.
Сперва ползла на четвереньках, но через мгновение выпрямилась. Как будто с ней при отходе от ворот спала вялость. Убегала от сумрака.
Не  обращая внимания на разодранные распухшие саднящие ноги, прыгала через овражки и перебегала по камням. Трудности настали, когда дошла до скалистого лабиринта. Коридоры разделялись, и она не знала, куда Конан и демониха забежали. Беспомощно остановилась. Звала  варвара, но её крики отскочили от стен, как защищенных от неприступной твердыни.
Вместо ответа донёсся шум, пришедший сверху. На фоне ночного неба появилась тёмная тень. Рогатая фигура перемещалась перпендикулярно к стене. Залмила завопила.
На этот раз её вскрик проник глубоко в лоно скалы, но облегчения это не принесло. Тварь двигалась к ней.
Девушка рванула наутёк. Направилась к воротам. Снова  её скосила слабость.  Не  смогла убежать.
Демон понемногу крался за ней. В нос ударил тошнотворный запах. Смрад гниющего мяса.
До ушей долетел новый рёв, идущий с противоположной стороны. Из естественной расщелины в ворота вбежало восемь рыцарей. В ярком блеске месяца сверкали их обнажённые клинки.
Демон взбалмошенно завыл. Поджал когти и ринулся скрываться во всёобволакивающую тьму. И исчез в скалах.
– Ты в порядке? –  Остановился перед Залмилой могучий воин, а остальные рыцари образовали вокруг кольцо, чтоб надёжнее уберечь от вражеских атак.
Девушка кивнула и вздохнула с облегчением. Гербы на доспехах выглядели точно так же, как у Конана. Пришло подкрепление.
– Кто ты? Залмила? –  Спросил её воин.
Снова поддакнула. Даже и  не удивило, что знал её имя.
– Не натыкалась здесь на мужчину? –  вопросил воин. – Высокого голубоглазого мужчину с чёрными волосами?
– Вот я! –   из тьмы появился Конан. – Как вижу, те плаксы-бедолаги передали вам мой приказ. 
– Даже не знаешь, как рад тебя видеть, –  выдохнул с облегчением Паллантид. – Пойдём, убираемся отсюда.
– Во имя всех богов, рад это бы это сделать,–  проворчал Конан. – Держат меня здесь неизвестная сила и не позволяет мне уйти.
– Что? Не понимаю.
– Вскоре поймёте, –  пришла из скал усмешка. На вершине высокой башни возникла белая фигура. – Вы спасли девушку, но без ключа не уйдёте!
– О Митра. Кто же это? 
–  Кром! За ней! – указал на женщину Конан. На этот раз уж ей убежать не позволит.
                                 ***
продолжение грядёт

0

315

следующий кусок:
***
Очнулся от беспамятства. Хотя до сих пор  ещё не видел, но другие чувства ему служили. В  нос проникал запах лекарственных трав, слышал бульканье кипящей воды. Пальцы  коснулись обработанного меха. На запястьях опять верёвки. Путы? Удивительно. Опять его связали?
Возможно, да. Подёргал  руками. Надо освободиться и убежать. В то же время припомнил, что его похитители сперва говорили о некой девчине. Найдут её и высосут кровь. Утолят бесконечную жажду. Донеслись  к нему голоса:
– О Митра. Сдаётся мне, шевельнулся.
– Глупости. Лежит и набирается сил.
  – Я не шучу. Утверждаю, что проснулся.
– Даже если и так, что с этого? Он связан.
– Проверь верёвки.
Заколебался. Не начнут его мучить? Явно так. Тогда удрать! Хотя временно не видел и руки были связаны, вскочил на ноги. Вели  его инстинкты. Просто ему подсказали, куда бежать, кого-то отбросил плечом. Выскользнул  из дома. Овевал его ветер. Побежал  через кусты.
Услышал  за собой топот. Зазнобило его. Кто-то его догонял. Дышал ему в спину как всполошенный бык.
На счастье преследователь споткнулся. Плюхнулся  на землю и распластался, раскинувшись по сторонам.
А беглец помчался дальше.
Из тьма нёсся зов:
– Бороко!
Удивился. На кого ревут? Выходит, что некого демона, чтоб перекрыть ему дорогу? Только не успеют. Он уже избавился от пут и найдёт дивчину. Сам не знал почему, но нечто его вынуждало верить, что когда попробует её крови, станет непобедимым.
Потом бежал звериной тропинкой через лес. Невольно переполошил оленей, серн и зайцев. Дорогу ему уступил даже перепугано заверезжащий кабан.
***

0

316

и сразу ж:
***
Солдаты пытались догнать неизвестную красотку и проникли в сердце скалистого лабиринта. Тут на них напали монстры. Рогатые демоны, крылатые страшилищи и волосатые хищники. К небу нёсся звериный рёв.
Рыцари сгрудились в кучку. Хотя лишь немногое время назад они представляли атакующую силу, теперь защищали свои жизни. Прикрылись щитами и рубили мечами, сражались. Их острые клинки вгрызались в кричащих бестий и забирали их жизни.
Однако казалось, что против численного превосходства не выстоять. Монстров неуклонно прибывало, а воины наоборот утомлялись.
Но затем случилось нечто непредвиденное. Живые монстры набросились на своих порубленных павших сородичей. Разорвали тех на куски и наполнили мясом их пустые желудки. Рычали друг на друга и начисто забыли о первоначальной добычи.
Конан приказал отступать. Возвратится к воротам, где оставили Залмилу с двумя воинами, и попытаться уйти из Дьявольских Скал иной дорогой, нежели мимо окаменелых гигантов.
***

0

317

без промедлений:
***
Борок, бежавший на четвереньках, завыл как волк. Встал между двумя башнями и бросился в скалы. Не  знал, что его тянет туда, да это и не интересовало. Главное, что  пока бежал через лес,  избавился от пут и опять видел.
Внезапно сам рванулся. Заметил трёх людей. Девку и двоих воинов. Смятённо-ошарашенно  на него взирающих. В ночи ощущалось биение пульса и их неуверенность.
Уже хорошо. Облизал губы. Выпрямился  и пошёл к ним.
Вооружённые люди приняли боевую стойку.
– Это же тот полоумный из избы, – узнал один из них и поднял меч.
– Стой! –  приказал он, – или пострадаешь!
Не послушал. Вера в собственные силы вынудила его рвануть вперёд. Смело пошел прямо к ним. Руки протянули мечи.
– Это же Борок! –  вступила в происходящее дотоле равнодушная Залмила. Хотя ее возлюбленный выглядел совершенно безумным, не позволит убить его. Ничего подобного не допустит!
– Погоди! –  задержала вытянутую руку солдата и повисла на ней. Зашатались оба.
– Осторожней!
Упреждение другого солдата опоздало. Борок воспользовался ситуацией и ринулся на них с силой свирепого буйвола.
Залмила и наёмник, которого держала, упали на траву. Что-то ей вцепилось в плечо. Пальцы! Она застыла в ужасе. Цапал это её же любовник! Ещё и скалил зубы и пытался вгрызаться ей в горло. Представлял собой спятившего зверя.
Девушка закричала и попыталась его оттолкнуть. Что с ним случилось? Неужели совсем обезумел?
Не укусил её. Стоящий воин крепко саданул его окованной подошвой по лбу. Врезал подобно удару кувалды кузнеца.
Голова возлюбленного отдёрнулась. С рассечённой брови его вытекала кровь, отброшенный сумасшедший отлетел в сторону. И остался безвольно лежать в траве. Солдат занёс над ним меч.
– Остановись!
Властная команда на этот раз прозвучала из скал. Лунный свет освещал нагую женщину. Та шла к ним и вызывающе виляла бёдрами. Соблазняла одной внешностью. 
Солдат застыл в полудвижении. Заколебался. Залмила сглотнула. Опять та демоница! Что теперь? Хотя была рада, что наемник не расколол Бороку череп, но сейчас обуял её сверхъестественный ужас. Эта особа опасна!
– Это же женщина, за которой гонятся Конан и Паллантид, – буркнул один из наёмников.
Второй кивнул.
– Где же остался король? –  Прошептал обеспокоенно. Ответ мог находиться только в лабиринте.
И воины подняли оружие.
Красотка высвободила из колючих кустов тунику, сорванную с неё киммерийцем, и натянула её через голову. Словно при том махнула волшебной палочкой, и ситуация разом неожиданно изменилась.
Воины ошеломленно опустили мечи. Неожиданно напомнили кроткого барашка.
Борок беспокойно задёргался нелегко, но не встал. Залмила похолодела. Её сердце обволакивало ледяным холодом. Не скрывались ли демонические способности в тунике? Может и так! Почудилось ли ей это, разыгралось воображения, или у красотки вытянулись пальцы? Нечто такое даже и представить прежде не могла. Взглянула  на воинов. Те по-прежнему не двигались. Красотка шла прямо на них.
– Эй, –  тыркала Залмила стоящего ближе к ней солдата. Что с ними же происходило, если стали напоминать остолбенелые изваяния? Воин не шелохнулся. Лишь тупо стоял и ошарашенно глядел,  как будто околдованный пугающей красотой женщины. Изо рта капала слюна, а в штанах выростала выпуклость.
– Очнись! –  Ударила в голень другого парня. Неужели лишь она одна способна хоть чуточку осознанно думать?
Солдат замахнулся на неё мечом. Выглядело это, как бы отмахивался, отгоняя надоедливых насекомых. Чудом её не задел.
Девушка задыхалась. И что теперь? Как защищаться? Попыталась  встать, но её мышцы отказывались повиноваться. Вместе  с солдатами поражённо наблюдала, как женщина остановилась прямо перед ними.
Красотка вытянула руку. Её удлинившиеся пальцы дотянулись до мужских тел. Обвиваясь вокруг.
Солдаты по-прежнему не сопротивлялись. Несмотря на то, что её вытянувшиеся пальцы  стягивались вокруг их шей подобно змеиным петлям, на их лицах расплылось блаженное выражение.
– Не позволю навредить моему новому слуге, – провозгласила красотка, качнув подбородком к Бороку.
Одновременно звучала. Хрупнули сломанные кости. В  траву соскользнули два безжизненных тела.
Залмила застыла. Хотелось ей кричать, но не издала ни единого звука. Теперь женщина убьёт её!
– Когда король вернётся, скажи ему, что ключ к вашему спасению твой любовник. Без него скалы не отпустят, – рассмеялась женщина, чьи вытянувшиеся пальцы вернулись к своей первоначальной форме. – Не забудь ему также сообщить, что моё предложение остаётся в силе. Можешь ты меня представить как королеву?
Залмила только сглотнула.
Женщина ткнула пальцем у ног в Борока. Тот вскочил на четвереньки, как пёс. При взгляде на Залмилу зарычал.
– Спокойно, мой милок, –  погладила его демоница по голове. – Пойдём! –  повернулась и пошла прочь.
Бороко за ней послушно последовал, напоминая домашнее животное.
– Не забывай, с чем и кем ты имеешь дело! –  демоница глянула через плечо. – Иначе напущу твоего любовника, и тот прокусит твоё горло.
– Что, если король не придёт? –   задыхалась Залмила.
– Да придёт, –  усмехнулась женщина. – Приказала я чудищам, чтоб сожрали всех солдат, но его не трогали и позволили уйти.
***

0

318

предпоследняя часть:
***
Из скал, воины, ведомые киммерийцем, выбрались с опозданием – именно в тот миг, когда демоница опустила в траву безжизненные тела обоих рыцарей. Охватил Конана гнев. Приди чуть пораньше, спасли бы их жизни.
Уж все хотели броситься вперёд, но Конан задержал. Без единого слова велел затаиться за камнями. На этот раз женщина не уйдёт. Пошлёт её в пекло.
Красотка не знала, что твари не послушались её приказам, а разодрались меж собой, отправилась вниз по проходу между гигантскими камнями прямо на них. С одного боку от неё, как преданный пёс, бежал Бороко. Дьяволица оказалась прямо под Конаном.
Северянин выпрямился и прыгнул. Сжимая  обеими руками меч, саданул. Лезвие вгрызлось в тело демоницы, подобно секире проникло под кожу и дробя кости. Рассекло череп и пройдя через грудь, застряло в животе. Брызнула  кровь, и вывалились внутренности. Разодранная туника опустилась на землю.
Нападал и Паллантид. Вдвоём бросились на Борока. Тот ускользнул, прошмыгнув  меж их пальцами, как холодный скользкий угорь.
– Ловите его. Это ключ!
Борок петлял по кругу. Как будто не знал, что делать. Потом возвратился к девушке, его повелительница уже не сдерживала. Налакается её крови.
Залмила вскрикнула. Лишь бы её любовника не задушили!
На Борока накинулся сзади один солдат. И обхватил его.
– О Митра! Не убивай его! –  воскликнула Залмила. Её зов приглушило грохотание. Со скалистых башен начали падать камни, и загремел гром. Затряслась земля.
– О Кром! Прочь! 
Залмила же как во сне осознавала, что кто-то вытягивает её из скалистого лабиринта. Кто-то рядом тащил за собой и за ошеломленного Бороко. Охватило её беспокойство. Что делать, если демоница лгала? Не свалит ли её  слабость и не завалят ли рушащиеся скалы? Представляет ли её любовник вправду подходящий ключ?
Прямо возле неё упал  гигантский валун и увяз в земле. Девушка вскрикнула.
Солдат перекинул её через плечо. Бежали, стремясь к естественным воротам, удирали. Как бездонная пасть под каменными башнями разверзлась открывшаяся земля.
***

0

319

Финиш без тормозов:
***
Солнечные  лучи сияли, озаряя образовавшуюся гигантскую воронку. Там, где ещё ночью располагалась гряда скал, зияла на их месте глубокая пропасть и образовала шрам в земной коры. А снизу пробивался слабый курящийся дымок.
– Паллантид, – приказал Конан, – останься здесь с четырьмя воинами до первой половины дня. Уверься, что не вылезут другие монстры, а при отъезде убедись,  что к Бороку с приходом нового дня возвратился разум. Потом меня догонишь.
Командир кивнул:
– Только многого не понимаю. Сумею понять, что к Бороку с приходом нового дня возвратится разум, однако среди окружающего до сих пор полно неясностей. Не  знаем, как Дьявольские скалы возникли, и почему оттуда распространялась смерть. Также мне неясно, кто была та встреченная демоница. Если сумела оболванить – очаровать тех двоих бедолаг, почему не одурачила и тебя? Действительно мечтала бок-о-бок с тобой рядом восседать на троне? Её поведение,  по мне, не имело никакого смысла. Ведь, и в обратном меня никто не переубедит, нас могла давно убить.
– Также того не понимаю, – пожал Конан плечами. – Можем только догадываться, но правду всё равно никогда не узнаем. Пожалуй, только маги могли бы растолковать, почему женщина вела себя совершенно непостижимо. Наконец, и это, пожалуй, лучше, – завершил он, – что это не узнаем.
В небе пролетал орёл.

0

320

Следующие пол-текста:

Сердце из льда 

Павел Ренчин

Перевод  В. Ю. Левченко

Текст предназначен исключительно для ознакомительного некоммерческого использования
Ограничение по возрасту для России 14+

Эпиграф:
«Мои люди поют перед боем, чтобы отвага наполнила их сердца», изрекла девка.
«Перед боем бывает мало времени для песен»,  - подумал Конан.

Тихо посвистывали  и поскрипывали сани из дубового  дерева не менее свист и иногда фырканье буйных жеребцов были единственными звуками, которые нарушали тишину распространенной сверкающей ледяной равнине.
Снег сверкал, его сияние слепило глаза. В лазурных небесах величественно кружил белый орёл.
Две фигуры, каждая на противоположном конце деревянных сидений саней,  опирались о грубо обработанные борта, а третья сидела на переднем сиденье. Человек, держащий вожжи, плавно управлял двумя боевыми рысаками известного аэсирского  заводчика, их почти не видимые под длинной спутанной шерстью копыта выбивали дробь. В волосах и бороде  человека уже проклюнулась седина. Зелёные глаза пристально взирали на  силуэты Кезанкийских гор, бессознательно ища цель, которую даже не видел.
В санях сидела женщина с непроницаемым выражением на лице, и временами оглядывалась  на вороного коня, который бежал за ними, привязанным на длинном ремешке. Роскошные золотистые волосы развевались порывами ветра, могли вдохновить каждого мужчину от Барахских островов до далёкой Гиркании, а слегка загорелая девичья кожа показывала, что ледяные края – не её дом. Красотка обратилась к третьей фигуре, сидящей на противоположном конце лавки.
– О Иштар, допустим, Конан, что можно выиграть  пари, но ещё не радуйся. Твой боевой конь хотя ещё пока не уступил моему боевому скакуну, но у такой дохлятины плохая выносливость, а  до Ледрама ещё далеко! – В её лазурно-синих очах вспыхнуло отблески опасного пламени.
Огромный человек с чёрной гривой волос медленно поправил поцарапанную плечевую пластину. Его грудь вся была облеплена грубо  обработанной шкурой ягуара, которые носила на себе следы ожесточенных боев и пролитой крови. Даже не взглянув на женщину, воин ответил:
– Выиграю, это будет бесспорно, Атрикс. – Его голос был твёрдым и содержал интонации  северного акцента. – Говорю  тебе, что этот чёрный дьявол – редкий подарком от приятеля из Немедии. Наилучший из королевских конюшен, –  голубые глаза  мужчины лукаво сверкнули а с развлечения мелькнуло и на его лице играет самодовольная усмешка. – Лучше его там не сыскать.
Женщина презрительно фыркнула:
– Вор! Чего ещё иного можно от тебя ждать! Мечом махать умеешь, это уже видела, – и слегка коснулась правого бока, на нём просочились пятна засохшей крови.
Конан не ответил. Дальше внимательно осмотрел бесконечный белый пейзаж, как бдительный волк на охоте. Он повернулся лицом к студёному ветру,  а его  ноздрями задрожали. Цивилизованному человеку бы в вое ветра слышалась песнь мороза, угроза приближающихся острых раздвоенных скал, но варвару напомнило дом. Время шло. Ровное скользящее саней и однообразное шипение начало расслаблять и усыплять, и вскоре могучий воин задремал. Его мысли бродили по воспоминаниям нескольких минувших недель.
***
Конан тяжело дыша, стекающий  едкий пот заливал ему глаза. Киммериец медленно кружился вокруг своего противника. Оба были уже сильно вымотаны, и из многочисленных их ссадин капала кровь, мускулистые тела мокро блестели. Киммерийцу пришлось признать, что недооценивал огромного аэсира. У его соперника были длинные соломенные волосы, заплетены в две косицы за ушами. Под разбитым носом торчали растрёпанные светлые усы, теперь обляпанные кровью. Киммериец ощутил во рту желчь от удара в живот и едва сдержал ярость, желание убить соперника. Аэсир же вдруг с невероятной ловкостью приник и вцепился в его тело и стиснул его на талии в медвежьей хватке.
Из варвара быстро улетучивалось дыхание, кости слышно затрещали. Несмотря на то, что киммериец был больше, чем большинство мужчин и выдающихся воинов, в объятиях аэсира казался как игрушка. Конан, терзаемый сокрушительным сдавливанием, не мог дыхнуть, и грозило, что лишится сознания. В его глазах зажглось пламя звериной неодолимости. Покраснел от усилия, быкоподобные мышцы напряглись до предела.
На лице гиганта-блондина появился ужас. Бывший на целую голову ниже его киммериец безграничным усилием оторвал от себя могучие лапы аэсира. Лицо  аэсира исказилось в ужасной гримасе напряжения, однако не  смог варвара пересилить. Вдруг киммериец внезапно резко треснул лбом сопернику в лицо. Аэсир вытаращил глаза и зашатался. Мгновением позже его безвольная голова упала на пол большого зала.
Люди  как будто пробудились ото сна. Из всех  углов отозвались рёвом и грохотом славящих криков.  К ногам варвара прилетело несколько цветков. Конан оглядел зрителей и оскалил свои зубы в волчьей ухмылке. Его глаза искали в толпе красотку, с которой победитель хотел  провести ночь. И выбрал одну симпатичную брюнетку и помахал ей. Голова его кружилась от истощения, и он радостно рухнул на предложенный стул.
Один из бритунских владык, герцог Иврил Орнакан, Владыка Галъара и Северного Вурна выпрямился на резном троне.
– Конан из Киммерии, объявляется победителем сегодняшнего состязания, пусть будет оказаны ему почести, что заслужил!
Один из слуг подошёл к бессознательному поверженному гиганту и снял с его шеи, увенчанные галарский  трофей  – небольшой золотой диск на кожаном ремешке. Затем торжественно повесил его на могучую шею Конана. Дворяне восторженно  зааплодировали.
Варвар задумался, на сколько ночей хорошего кутежа в «У игривой шлюхи»  хватит этого кулона. Герцог смерил победителя взором. Его  не слишком  удивляло, что варвар доказал своё превосходство над  до того непобедимым чемпионом Дарвегом, прозванного «Громовый кулак».
О могучем киммерийце уже слышали многие. Тем не менее, казалось, что, несмотря на все легенды, которые о его подвигах ходили, Конан был простым и прямым.
Такие герцога восхищали.
Дважды коротко хлопнул в ладоши, и дворецкий принес золотой поднос с жареным поросенком и поставил его пред черновласым варваром, который только доедал дичь, подготовленную в гхазанском вине и клюкве. Смуглая рабыня хотела Конан налить в чашу золотистый мёд, но варвар с улыбкой забрал у неё из рук  весь кувшин. Орнакан в душе снова спросил себя, сколько может могучий  киммериец сожрать.
Конан благодарно кивнул в сторону владыки и глубоко пригубил мёд.
–Так ты от меня хочешь, чтобы я привёл обратно твоего сына, – изрёк он, как будто уверенный, что всё хорошо понял. – А на пути моём стоит не никто иной, как Готх.
– Хочу, чтоб отправил выкуп в ледяную цитадель Леедраму. Готх  Ибн Ашазим не самоубийца. Чтит кодекс и Эмбара выдаст. Может, будь Гот обычным человеком и сражайся ты  с ним, как с обычным мужчиной, ты мог бы его убить, но помни, что он – не человек, а – ледяной кервал. А кервалы как правило, не погибают от меча, – пояснил герцог.
Конан буркнул что–то невнятное, и перестал смачно грызть бедро, и с полным ртом, он спросил:
– Почему его похитили?
–То неведомо.– Вздохнул вельможа. – Может, хочет повлиять на принятие решений о предстоящей войне с Гиперборей. Имею бритунского короля влияние и...  – пожал плечами. – Политика.
– «Политика», – выплюнул это слово Конан. – Я  именую это трусостью!
Некоторые вещи были вне понимания варвара. Как могли быть цивилизованные людей так вкрадчивы и неискренни и при том этим ещё и гордиться?
Герцог, который понял Конан мысли, снисходительно улыбнулся. В диких племенах человек по крайней мере знал, что это такое.
– Привезёшь мне сына, выплачу сто бритунских золотых, – неуверенно произнёс вельможа.
– Должен тебе за помощь в Бельверусе и это не забыл. Но всё же…– посмотрел в упор варвар. – Подобную службу обычно доверяют дворянству, а не наёмнику. Не боишься довериться мне выкуп, который явно многократно  превышает моё вознаграждение?
– Доверяю людям, у которых честь и гордость в крови ... А кроме того, посылаю с тобой своего лучшего рыцаря. – Герцог улыбнулся Конану. Сундук с драгоценными камнями будет готов на рассвете.
***
Небо розовело пробуждающемуся дню. Птичий крик славил восход солнца, и первые лязгания грохочущего затвора. Город Галъар мучительно по-немногу просыпался к повседневной жизни. Люди начали протирать глаза и отправлялись трудиться на поля, или шествовать на рынок или на утреннее богослужение.
На каменный двор галъарской крепости вошёл нетвёрдым шагом мускулистый варвар. Его покрасневшие глаза блуждали, как во сне, пока не остановились на ослепительной фигуре серебряного рыцаря, только что седлал боевого коня.
Голова  Конана гудела, а во рту ощущал палящую сухость. Вчера вечером упился допьяна и теперь его преследовали призраки бурной гулянки. Измученный желудок протестовал против самой мысли о скачке на покачивающемся ритмично двигающемся рысаке, но, как неоднократно бывало – зов к авантюрам был сильнее, нежели страдания тела. Конан внимательно посмотрел на своего спутника.
Рыцарь с фиолетовыми перьями в мастерски изготовленном шлеме, облачённый в лёгкую броню, дополненную пластинками и серебряными кольцами на бёдрах и предплечьях. Теперь он выпрямился в седле и затягивал пояс, на котором висел в ножнах из чешуйчатой кожи  прямолезвийный меч, подобный оружию Конана.
Спину рыцаря защищал железный щит с серебряным грифоном, прикрепленный на ремнях, ведущих через грудь. Варвар завертел головой, когда подумал, как много железа этот человек на себя взгромоздил так рано утром.
Тут киммериец ощутил сильный позыв к мочеиспусканию, и сразу  развязал штаны и начал упорно окроплять потоком гранитную брусчатку двора. Рыцарь застыл на полудвижении. Горячая моча  разбрызгивалась на холодной брусчатке и слабо парила, а Конан отупело-скучающе смотрел на это.
– Это исполнение  некоего варварского ритуала, демонстрация пред чужестранкой вместо приветствия твоего члена?  – Произнес негодующий голос, искаженный забралом шлема.
Конана это смутило – это утро явно не было одним из его лучших.
– Не  знал я, что ты женщина, –  буркнул северянин обидчиво. – Орнакан говорил о наилучшем рыцаре  –  не о девчонке под присмотром дядьки-оруженосца!.
–Ией! – воскликнула с негодованием всадница и вздыбила подняла огромного жеребца. – Если бы ты не находился под защитой герцога, я дала б тебе вкусить свою сталь на язык! –  подняла правой стальной меч, а левой – контролируя беспокойного коня.
– И поторопись, варвар, потому пора уезжать! – Женщина пришпорила коня и галопом помчалась к воротам.
Конан коротко ругнулся.
– Её зовут Атрикс!  – улыбнулся седобородый оруженосец, который до тех пор молчал, а теперь погнал коня за своей госпожой. Её развевающаяся синяя накидка уже скрылась за краем крепостной стены.
Варвар прикрепил мешок с драгоценностями позади своего седла  и  спешно –неуклюже запрыгнул в него.
По разводному мосту  глухо забарабанили копыта, а  галаърская крепость выпустила из своей зарешёченной пасти двух несущихся галопом всадников. Спустя несколько мгновений, жеребец чернее ночи рысью пронёсся через ворота, с всадником, настроение которого было весьма мрачно.
***
Лагерь  каравана имел форму подковы. Невдалеке от разноцветных палаток и гремящими купеческих возов  были привязаны верблюды и мулы. В лабиринте палаток подскакивали бежевые обезьяны, получающие кусочки лакомства за продемонстрированные рискованные трюки смеющимся детям.
Откуда-то доносилась проникновенная игра на свирели. У костров толпились лохматые псы, вырывающие друг у друга остатки пищи и временами в экстазе цапающие  людей за ноги. Над  лежащими разносились раздражающим запахом восточных пряностей колеблется и кислый запах солёной рыбы.
Когда всадники приблизились, навстречу им вышел маленький жёлтокожий человек,  в облачённый в пёстрые одеяния характерные для кхитайских торговцев. Его сопровождали два здоровенных охранника с сине-чёрными волосами и бородой, закованные в серебристые доспехи – несомненно шемитские бандиты-горлорезы.
Конан опустил пониже пояс с мечом и жёстким ледяным взором взглянул на приближающихся воинов. Он шемитов недолюбливал, потому что многие из них были лишь предатели, всегда перебегающие к человеку, кто лучше заплатит. Мрачнолицие хмурые солдаты, крепко сжимающие секиры, ему ответили презрительными взглядами и молча остановились в нескольких шагах позади купца. Тот же достал руки из складок широкого плаща и вытянул их в широком жесте.
– Рады вас приветствовать, высокочтимо-бесценнейшая, приглашаю насладиться нашим искренним гостеприимством! – Его высохшее лицо цвета пергамента была почти плоским, а под  носом подрагивали заострённые усы.
Раскосые глаза пристально перескакивали с одного всадника на другого, пока не остановились на рыцаре.
– О вашей просьбе я не забыл, очаровательно прекраснейшая Атрикс. Присядь к нашему огоньку, прежде чем приступим к подготовке церемонии! – затараторил кхитаец с льстивой улыбкой.
Наёмница сняла шлем и золотистые волосы разлетелись по сторонам.
– Я принимаю приглашение, почтеннейший. Почтим твоего бога Юна чаем.
Кхитаец, явно успокоенный этим ответом, удовлетворённо отошёл и за ним последовали его неразговорчивые сопровождающие,  скрывшись в одной из больших палаток.
– Цель нашего путешествия лежит гораздо дальше на север, а мы от неё отклонились уже два дня назад!  Могла б наконец объяснить, что тут, ради Крома, делаем? – раздраженно спросил Конан.
– Я забочусь о твоей тупой заднице, варвар! Хочешь пойти на кервала с мечом? – отплатила ему ехидством на его насмешливый вопрос.
– Ничто не может противостоять стали, когда та направлена разумно  крепкой и сильной рукой и отвагой! – отсёк сердито Конан. Эта женщина была слишком смела!
– Ни о чём подобном ты, наверняка, не догадаешься! – В очередной раз ответила она провокационным тоном.
Конану эти споры-ссоры  были поперёк горла:
– Не хочу с тобой спорить за лидерство. Скажи мне, почему мы здесь, или расстаемся, разойдёмся каждый своей дорогой!  – мрачно-ультимативно заявил он.
Седовласый бритунский оруженосец, которого девушка звала Йорси, и бывший дивчине более отцом, чем рабом, тихо изрёк:
– Давай, девочка. Не будь высокомерной.
Атрикс  скользнула по нему взглядом, но ничего не сказала. После минуты молчания снова заговорила с Конаном:
– Может, и вправду  имеешь право это узнать. Уверена, что ты уже слышал, что представители старой расы долговечны, и в определенном смысле бессмертны. Их кожа твёрже камня, а сила кервала и  сила смертного человека несравнима. Для борьбы с ними требуется особенное оружие – ещё не нашёлся никто, кто б сумел вонзить в сердце кервала клинок.
– Правда лишь в том, что ещё  пока не нашёлся никто, кто бы… – возразил ей с ухмылкой варвар.
–Не перебивай меня!  – отрезала женщина.  – Гарантированный способ, как кервала поразить мне однажды в монастыре назвала странная нищенка, без сомнения, пророчица. Как иначе она бы могла вызнать, что мне это понадобиться? Для этого нужна ширму, смертельная лиана.
– Слышал я о них, – кивнул Конан. – Их ствол покрыт тысячью шипов с ядом настолько едким, что даже проедает и сталь. Но эти страшные растения растут только в глубине джунглей...  –  не договорил  Конан.
– …Кхитая, да. Они очень редки и весьма дороги, – вздохнула Атрикс. – На каждую ширму приходится по  двое умерших рабов. Я заказала его некоторое время назад, когда подготавливалась к этой экспедиции за сыном герцога.
– Подожди, подожди!  – влез в их беседу Йорси. Я не обманулся и не ослышался? Сдаётся мне, что вы оба планируют избавить мир от Готха. Разве наша задача это не только доставка выкупа и спасение молодого хозяина?
Ответом ему было мрачное молчание.
***
Атрикс  ушла в большую палатку, чтобы участвовать в кхитайском обряде, при котором в чашки из прозрачного фарфора подавался зелёный чай, а в керамических блюдцах - имбирные торты в форме животных. Ритуал обычно проводился перед каждой большой сделкой, чтобы принести счастье и очистить разум обеим заинтересованным сторонам и успокоить горячие головы до сделки.
Конан с оруженосцем остались одни в палатке из грубой ткани, которую им выделил принявший их глава каравана.
– Послушай! До того, как её оборвал, чтобы твоя госпожа упомянула, что сын герцога готовился к некой экспедиции, – спросил с любопытством варвар. – Чую, что всё немного иначе, чем мне твой герцог передал!
– В Галъаре есть легенда, гласящая…  – Йорси задумчиво почесал бороду с проседью. – Когда у герцогине несколько лет назад, округлился живот, и   каждый день собиралась  родить, в крепости появилась простоволосая женщина, колдунья. Никто не знал, откуда взялась, как  и где она вошла, почему её стражи не видели.
Позже люди говорили, что это было воплощение самой Брутхан   защитницы-покровительницы гордого народа моей земли. В общем незнакомка провозгласила пророчество и  предсказала, что в знаке Солнце, в дворянской семье родятся близнецы, и принесут стране небывалое процветание и благополучие. А когда они достигнут совершеннолетия, совместно действуя уничтожат зло, которое скрывается на границах и собирает силы, чтобы в будущем захватить  нашу землю. Затем возглавят объединённое бритунское войско на полях сражений и в долгой череде выигрышной кампании объединит весь Север. Потом женщина исчезла, и не осталось ни у кого никаких сомнений, что это была воля богов.
Примерно через ночь, в час в день летнего солнцестояния, герцогиня родила двух шустрых умных мальчиков.  Доброе известие об этом мгновенно разнеслось по всему королевству. Исполнение пророчества наполнило  людей радостью, жили с надеждой в будущее. Потом случилось страшное. – Глаза мужчины ожесточились. – Сын герцога Ибар, ещё не достигший двух лет, был убит в колыбели. Ужасающая акция потрясла всё королевство, однако убийцу отыскать не смогли. Мудрецы изрекали, что это работа Готха Ибн Ахазима  , кервала, прозванного «Тираном  севера», до ушей которого та легенда-пророчество также дошла.
С тех пор, единственным ребёнком-потомком нашего герцога остался Эмбар, и, хотя выходило, что пророчество вещуньи отчасти странно, стремился и далее следовать путём, предначертанным судьбой. Несмотря на протесты герцога, готовился к  противостоянию с Ахазимом, и достиг зрелого возраста. Но так и  не успел осуществить задуманное – ибо по возвращении с охоты был похищен. Единственный человек, который при ужасном преступлении из отряда Эмбара выжил, сообщил о крепости.  – Йорси взглянул прямо в глаза Конана. – А герцог нанял тебя. Сейчас ты можешь понять, почему это так Атрикс неприятно. Изнутри её сжирает тоска за несчастную судьбу её любимой земли больше, нежели можешь себе представить. Более того,  считаю, что её чувства к Эмбару не чисто дружеские, как я понимаю,  – старый оруженосец добродушно посмотрел на Конана.
– Зачем мне это всё рассказываешь?! – с жестокой откровенностью спросил киммериец.
– Чтобы добиться успеха и выполнить нашу миссию, надо быть едиными. Я стар, и устал слушать все, как идти, и колкости, жалящие, как клубок скорпионов.
Конан в душе оценил мудрость человека.
–  Не понимаю, почему  был Эмбар похищен, если  пророчество вещуньи лживо?!  – задумчиво изрёк Конан. – Чтобы кервал вправду  очень хотел повлиять на войну с Гипербореей?
              – Это непредсказуемо. Всех нас это удивило. Хотя...
Мужчины услышали звук приближающихся шагов.
– Атрикс  возвращается.

продолжение следует...

0


Вы здесь » Cthulhuhammer » Сага о Конане » Чешская Сага