Cthulhuhammer

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Cthulhuhammer » Сага о Конане » Чешская Сага


Чешская Сага

Сообщений 21 страница 30 из 336

21

Поскольку один из своих переводов обнаружил (ранее выложил на Киммерии) представляю частями:

Залив золотого упоения
( Бухта золотого наваждения)

Zátoka zlatého opojení

В.Вегенкнехт

Перевод с чешского В.Ю.Левченко

Бирюзово-синее  море   ревело, тёмные бушующие пенящиеся волны разбивались об отвесные  скалы. Хоть волны, налетающие на утёсы дробились, разлетаясь на тысячи похожих мелких брызг (капель),  удары о скалы продолжались с таким же упорством, как кровожадные шайки казаков некогда стучались в ворота Хаурана.
В  просветлевших очистившихся ставшими лазурными небесах,  раздались ехидные клики кружащих чаек. Птицы в своей глупой гордыне высмеивали бесконечные, но тщетные усилия могучих  стихий. Через некоторое время их внимание привлёк нечто в  океане. Расправив крылья, они с удивлённым любопытством кружили над появившейся новой компанией. Над  волнами змеиными зигзагами взлетала узкая галера  с поднятой палубой. Острый  нос рассекал  солёную морскую воду, а сорок пар вёсел взлетали над кипяще-бурлящей поверхностью. На грот-мачте развевался алый флаг. Корабль  назывался «Тигрица» и принадлежал проклинаемой  пиратке  Белит, беспрекословно повелевающей  толпой вооружённых негров, почитающих  (считающих) её мифической богиней и повинующихся каждому слову. Изящная стройная белокожая с очаровательными роскошными женскими формами и изгибами фигурка шемитки   стояла на узком носу. Белит лениво, как выслеживающая добычу дикая кошка пристально взирала на берег. Теплый ветерок нахально игриво взлохмачивал пышную шевелюру спадающих волнами чёрных волос и игриво обвевал  её сладострастное тело, едва прикрытое только широкой полоской из красного шёлка. Женщина с преисполненным  счастьем лицом прижалась к загорелой груди бронзовокожего воина, стоявшего  рядом  возле неё. Высокий, крепкий молодой мужчина,  мощную фигуру  которого украшали огромные твердые литые мускулы, ласково придерживал её, нежно обнимая за  узкую талию.
Вновь ощутила она  ненасытное желание, влекущее  её к спутнику.  Конан, известный всему побережью под прозвищем  «Амра», являлся  в её жизни единственным мужчиной, которому она отдала  своё  сердце. Он воплощал (олицетворял) опору  и даровал (внушал) ощущение безопасности, исходившей  от его  необузданной силы дикого волка,  неиспорченного цивилизаций. Вместе они составляли неукротимых (необузданных) морских тигров, царящих - властвующих  над  побережьем огнём и мечами. Купцы пред   ними трепетали,  содрогаясь как осины на  сильном  ветру. Умиротворённо  обняла его и страстно поцеловала в обнажённую грудь. Ощущая врождённым женским инстинктом, считая – разлучить их сможет только коварная  смерть. Не зачем страдать:  он принадлежит ей, а она – ему, и ничто не разорвать и уничтожить их всепоглощающую безудержную любовь. Она мурлыкала и ластилась, словно привлекательная кошка.
- Там, - Конан поднятой  рукой указал на побережье.
Среди скал открылся подобная  разинутой бездонной пасти (глотки) широкая протока, рассекающая кажущийся единым монолитом протяжённый скалистый массив, уходящая вдаль  и завлекающе-гостеприимно манящая пиратов.
- Именно. У тебя  отличное зрение, Амра, - подошёл к ним Н'Яга, старый  сморщенный шаман, искусство врачевания которого не раз спасало от смерти многих израненых воинов. – Меж теми скалами  скрыта бухта, мы нашли её на древних картах.
- Отлично, - также обрадовалась Белит. - Направляемся туда!  Преследование (погоня) за той проклятой стигийским кораблём завела нас далеко в открытое море, необходимо пополнить запасы воды. Наконец, спустя долгое  время, хорошо попробовать вкус свежих фруктов и наловить приличной дичи. Сегодня вечером устроим роскошный  пир.
- Сожалею, богиня, - низко смиренно склонил седую голову Н'Яга  , - но чем   ближе к берегу, тем более что-то нашёптывае мне, что это место – крайне не подходящее. Здесь, в  бухте, не безопасно, так как тут, конечно, при  дальних плаваниях (рейсах), приставали  стигийские и аргосские или другие корабли.
- Не забывай, что только мы смогли увидеть  её и разглядеть положение скрытой бухты в древних картах. Никто не знает о местной пристани , - резко оборвала (прервала) его Белит. - И даже если там кто-то или что-то скрывается, никто не устоит против  атаки моих  подготовленных обучённых воины.  Любого легко  раздроблю, как мгновенно задуваю (гашу)  мерцающе-трепещущий огонёк горящей свечи ! Пройдём меж скалами!
Хотя Н'Яга покорно кивнул, он всё ещё пытался найти хотя бы чуточку (некоторую) поддержку у могучего Амры. Однако в холодных ледяных глазах Конана   не смог обнаружить  даже крохи понимания или сочувствия.
- Необходимо пополнить запасы воды, - киммериец выступил на стороне Белит. - И если столкнёмся с врагами, - победим или вырежем, одержав  ещё одну победу в схватке.
- Именно так, - прильнув (прижалась) к говорящему  Белит и изящная галера продолжала горделиво скользить далее по прежнему курсу.

***
(примечание переводчика : далее в оригинале отсутствует несколько строк)
***

Девушка меж тем  не выказала даже ни малейшего намека на беспокойство и безмятежно и равнодушно, словно не осознавая, кто и зачем приплыл, ожидала их. 
- Возьму несколько человек и на берег, - произнёс Конан, накидывая ножны с прямым  простым мечом. – Осмотримся  вокруг и поглядим - безопасно ли в заливе.
- Я с тобой, - решительно заявила Белит, в сердце  которой внезапно вспыхнула странная ревность, к тому же заполнили (охватили) странные предчувствия. Одного возлюбленного на берег не отпустит!
В компании (вместе)  с  четыремя пиратами, вооруженными копьями и овальными щитами взобрались  в лодку и поплыли к песчаному побережью, где без усилий пристали и вытащили  лодку из воды.
Девушка  неподвижно стояла на коленях, ожидая их прибытия. Только как два мерцающих брилианта ярко сверкали (сияли) огромные карие очи, разительно более светлые, в отличие от чёрной кожи. В остальном – напоминала застывшее каменное изваяние (статую) и, даже казалось не дышала. Однако, когда до неё оставалось не более трёх шагов,  присклонила голову и почтительно сложила руки на маленьких грудях. 
- Приветствую тебя, могучая королева Чёрного побережья. Здравствуй и ты, Амра, и храбрые (доблестные) воины, - произнесла она слабеньким  голоском и обвела (указала) пальцами вокруг. - Всё, что видите - ваше. Наполняйте меха пресной водой и срывайте сочные плоды, и я подскажу, где поохотиться на антилоп. Выполню любые  желания и прихоти.
Конан и Белит  озадаченно недоумённо переглянулись. Подобный тёплый приём при странствиях сталкивались  не часто. Собственно вообще не встречались.  На самом деле, подобным образом, вызванным вовсе не с уважением, с почтительным смирением перед ними не угодливо-заискивая  представали   только те, у кого не было никакого выбора.   Однако юная чернокожая добровольно отдалась им в руки. Если бы она хотела, то давно исчезла бы в густых зарослях, не оставив после себя даже следа, только  - воспоминания.
- Как твоё имя? – Вопросила   пиратка у  по прежнему стоящей на коленях склонённой  девушки,  понимая, что в это время  киммериец пристально обшаривает взором заросли джунглей (лесной покров) и при малейшем признаке опасности отдаст соответствующий приказ.
- Зария, -  произнесла чернокожая.
- А где твои друзья?
- У меня нет друзей,-  смущённо понуря голову ответила Зария. – Все мертвы, а их тела погребены (покоятся) в местных  холмах.
- Утверждаешь, что живёшь  здесь одна? – Белит  не поверила  услышанному,  ей явно   не понравилось сказанное. Невозможно никому выжить в необитаемых  местностях в одиночку (без спутников). Особенно  не такому хрупкому созданию, на какое сейчас наткнулись. В душу вкралось подозрение. И пиратка продолжила выспрашивать. - Поведай-ка, как оказалась (попала) в этом месте, забытом богами?
- Нас много дней трепал жестокий шторм, и корабль разбился об утёс (скалы). Из всего нашего экипажа  выжило только пятеро,  однако и они погибли. Я осталась совсем одна.
- Иштар! И  этому я должна верить? - В голосе пиратки  проявились плохо скрываемые угрожающие нотки .  - Ты не выглядишь измождённой и страдающей.
- Тут  множество съедобных растений, а  к морю  течёт поток с чистой пресной водой. Неплохая  пища и вода достаточно насыщают меня, и диком зверье не пришлось  беспокоиться: спала в кронах огромных деревьев, а единственные из хищников здесь появляющиеся - дикие собаки.
- Только не надейся, я до сих пор не верю твоим росказням (байкам)! – Настаивала Белит. – Если знаешь нас, то должна очень хорошо знать, что обычно моряки рассказывают о королеве Чёрного побережья, Амре  и моих мужественных воинах. Ты что не боишься боли? Почему  не содрогаешься от ужаса?
- У меня есть выбор?- Сглотнула Зария. - Только вы можете увезти меня отсюда. Никто здесь больше так и не появлялся, ни один. Кроме того, - она понизила голос, словно опасаясь, что её услышат ещё чьи-то  уши, - если убьёте меня, то  много потеряете. Без меня никогда не найти спрятанное сокровище: рубины, алмазы и золото. Невероятно огромные богатства, так умело (искусно) замаскированы, что самим их не обнаружить.
- Сокровище? – Насторожилась пиратка, стремительно инстинктивно реагируя на  сведения  о богатстве.
Тяга к золоту и драгоценным камням были её врождённой неукротимой (неуёмной) дикой страстью. Это стремление к обогащению и кажущейся  его реальной недоступности и вынуждали неуклонно без устали рваться вперёд. В её чёрных очах вспыхнули разгорающиеся огоньки жадности, и она  нетерпеливо сжала (цапнула) горло  Зарии.
- О каком  сокровище лепечешь (молвишь)? – Зашипев от нетерпения продолжила выспрашивать Белит. – Поведай мне! Но если, о Иштар, попытаешься обмануть - повиснешь там, на ветке этого дерева.
  - Оно неподалеку отсюда  - укрыто в скалах,- словно вздрогнув от испуга и утратив остатки смелости,  пояснила  Зария,  отодвигаясь подальше от явной  нескрываемой проявленной дерзости. - Если хотите,  проведу тебя туда.
- Конечно,  отведёшь  нас. И сейчас же, немедля!
- Подожди! – Конан резко схватил Белит за запястье. Внутренний голос призвал его соблюдать осторожность. - Что если это - ловушка? За наши головы назначено огромное вознаграждение. Может быть, ей требуется лишь  завлечь (заманить) нас в подготовленную засаду. Подожди до высадки следующей части экипажа. В неизведанных непролазных джунглях, куда отправимся,  для безопасности необходимо сопровождение. Помни и не забывай о предостережении шамана.
- Нет! - Резко оборвала (отрезала)  Белит, поскольку как только речь заходила о драгоценностях, теряла рассудок и, не взирая на грозящую  опасность, игнорировала возможные  последствия. - Если в джунглях действительно скрыт клад,  хочу увидеть его своими  глазами. Кстати, как  бы и откуда возможный неприятель (противник) мог выведать, что мы встали на якорь именно тут? Ни на одной известной используемой карте не изображена местная бухта (залив), и врагов должен привести только могущественный колдун. И это чудесно.  До потопления стигийского  корабля и сами не знали, что вернёмся к побережью в этих водах. Направляемся  в леса. Двое воинов пойдут с  нами, а двое останутся у лодки. Подождут, пока не вернёмся обратно.
Конан не возразил и не воспротивился, хорошо зная любовь подруги  к  сокровищам, хотя это её решение и не понравилось. Зная о бесполезности и тщетности любых   вырвавшихся возражений, не стоящих никаких усилий. И её пираты, словно послушные собаки, должны последовать за ней даже в пекло, а не выжать   помощи ещё  одной команды. Он отправится с ними. Не позволит Белит остаться без него. Возможно, потребуется и его помощь.
Впрочем, прикинул, поразмышляв далее варвар, возможно даже  он и ошибается,  - и никакого  и нападения не будет. Разве  хоть раз, иногда попадали ли они, ведомые шемиткой  в беду? Напротив, всегда вела их по пути к победе и рубали врагов без разбора. Сдаётся, что нетитулованной королеве Чёрного побережья покровительствуют и оберегают (хранят)  руки самой богини войны или давно забытые пророчества Атлантиды. Зачем же тогда  беспокоится  о возможных подстерегающих неприятелях или неприятностях  именно сейчас, когда в окрестностях не заметно ни единого признака опасности? Наполним кошель на поясе златом,  или омоем  лезвие меча в крови чужаков. Не стоит изводить себя, докучая бессмысленными сомнениями. 
- Если обманешь, и на нас навалятся,  умрёшь первой! -  Сурово  отметила Белит чернокожей,  указав на кинжал, висящий на поясе. – А если сказала правду, - добавила она, -  обещаю, что возьму с собой  к Шему   или Кушу  и высажу на тамошнем побережье. 
Покинув превосходный песчаный пляж, они  вошли в джунгли. От резко палящих лучей жаркого солнца защищали широкие листья пальм и раскидистые кроны тысячелетних деревьев. Над их головами пролетели красочные бабочки и кричащие попугаи, на деревьях посвистывали певчие птицы, словно  не замечающие и не интересующиеся намерениями чужаков-людей, вторгшихся в их владения,  и явно не мешающих  и не  угрожающих   их привычному укладу.
Босые ноги ступали  по мягкотравному ковру, и  вид соблазнительной фигурки пиратки   наводил Конана на мысли, что было бы гораздо лучше, нежели сокровищам, уделить время совершенно иным  вопросам. Но Белит  упорно и неуклонно следовала за маленькой чернокожей.  Её раскрасневшиеся щёки пылали (горели) от нетерпения, и остановить либо задержать её, смогли бы наверное только превосходящие в несколько раз по численности силы  противников или демон из мрачной лесной чащобы.
Продравшись между зарослями растущего бамбука очутились на крутом обрывистом утёсе (скале)  и остановились. По осклизлой стене спадала вода, образуя водопад, заросший длинными стеблями перевитых лиан, лозы, создающих естественный ковёр из зелени. Зариа на миг замешкалась: недоумённо озиралась, оглядывалась  вокруг, будто раздумывая  куда и как далее идти, а затем отправился к казалось бы сплошной стене и раздвинула  сплетённые густые  растения. В скале  открылось - показались чёрное отверстие высотой около шести футов, и коридор, ведущий внутрь горы. Края отверстий содержали заметные (различимые) следы обработки   человеком.
- Это здесь, -  указала чернокожая.
«Как обнаружилось такое  укрытие?»- Подумал Конан.
При нормальных обстоятельствах, ни один человек не залез  бы за заросли стволов бамбука, казавшихся  сплошной стеной, сквозь (через) которую невозможно было даже пробраться.
- Сюда  сверху свалилась моя заколка от волос,-  кивнула девушка на верх. - Высматривала её и  при том неосмотрительно (случайно) опёрлась о скалу, а та подо мной проломилась. Сначала я испугалась (поразилась), что меня захотел поймать, заманив в ловушку некий выследивший демон, но, преодолев (пересилив) страх, обнаружила замаскированный  скрытый лианами вход.
- Пойдёшь первой! - Приказала  Белит девушке.
Войдя в тёмный, узкий проход через несколько шагов, оказались буквально ослеплены сияющим светом. Проникающие в отверстия сверху  скалы  солнечные лучи озаряли  сверкающее округлое помещение - комнату с диаметром около пяти ярдов. Весь пол усыпало злато. Сваленные грудами вперемешку древние монеты, ожерелья, сверкающие драгоценные камни и алмазы, серебряные вазы и роскошно украшеные прекрасные кубки. Меж золотом тут и там хаотично валялись сверкающие драгоценные камни: опалы и блестящие бриллианты. В плавающем свете  неярко поблёскивали рубины, лежащие одной большой кучкой и они сквозь всё это не могли пробраться, ошеломлённые, никогда не видящие большего богатства.
- О Иштар! На  это можно купить все корабли, плавающие от Зингары до Куша! Стану натуральной  (подлинной) королевой! – Мечтала (грезила)  Белит , отбросив оружие и погружая белоснежные руки в сокровища  и прохладные монеты. Всегда мечтала окунуться и искупаться  в грудах монет и жаждала воплотить это  в реальности. Сбирая сверкающие каменья, подкидывая и заставляя их стекать по обнажённой кожей. Представляя себя наиболее могущественной (влиятельнейшей)  женщиной всего мира. Восседая на троне с Амрой, они станут всемогущими владыками (повелителями)  морей и суши.
Предательскому обману - такой же вероломной иллюзии поддались и оба пирата: бросили копья и щиты и начали пробираться через горы золота, хватая в руки драгоценные предметы и состязаясь, кому достанутся  самые распрекрасные драгоценности, совершенно позабыв обо всём вокруг (окружающем).
Первым  от охватившего золотого наваждения – опьянения безумными грёзами  очнулся Конан. Будучи  вором в  Заморе  или Немедии  не раз созерцал  некие величественные  сокровищницы, и поэтому увиденное богатство не было для него  потрясением или неожиданностью, его не охватила страсть к драгоценностям, а великолепие  настолько не удивила. Кроме того, порожало  иное - драгоценности не засыпало и даже не припорошила пыль, листва или сломанные ветви деревьев из отверстий сверху. В то же время только он один разглядел (заметил) небольшой затенённый альков (нишу) на повороте, до верху  заполненную  изуродованными людскими останками: побелевшими черепами с пустыми глазницами, сломанными костями и раскрошенные  осколками рёбер. Встревоженный киммериец повернулся к Зарии, но той  рядом  не было - чернокожая исчезла, как пройдя сквозь скалы, словно испарившаяся капелька  воды. Когда и как исчезла, никто из них не заметил. Варвар  немедля тут же бросился к выходу, но - слишком поздно. Выход перекрыл рухнувший с громовым рёвом  огромный камень, полностью перекрыв путь к отступлению.
Крикнув, подзывая других, киммериец навалился на глыбу (валун), пробуя и  пытаясь сдвинуть преграду.  На его руках вздулись могучие мускулы,   под натянувшейся кожей проступили вспухшие как прочные канаты  жилы. Босые ноги подскальзывались на  растекающихся  монетах. Лоб исказился от усилий.
Даже когда ему и бросились на помощь оба корсара, валун не сдвинулся, словно занял точно предназначенное и специально вырытое для него отверстие и не сместился  даже на дюйм.
Белит  покинуло упоение (опьянение) тщеславие и неистовство, навеянные нагромождением сокровищ - она встала, сердито тряхнув головой, отбрасывая чёрные локоны  в стороны. «Глупо было поддаться искушению и позволять  соблазняться призраком  легкости приобретения богатства; следовало прислушиваться к Н'Яге и киммерийцу – разделиться - оставить нескольких перед скалой, тогда Зария никогда бы не изменила. Но она не сдастся! Королева Чёрного побережья вместе с Амрой выпутаются (избегут) любой опасности!».
Измождённые пираты рухнули на колени, и Конан, ругнувшись, отошёл от валуна. В самом деле их провели - обманули, как глупцов – сами влезли в устроенную западню - проскользнули в ловушку. Пробирались через  плотные неповреждённые заросли бамбука,  без малейших признаков повреждения, напрасно не придали значения  подозрительному  затишью в глуши молчащих джунглей, позволив этому покою убаюкать себя. Надо было более соблюдать  осторожность и быть осмотрительными.
Варвар осмотрелся вокруг зала и уставился в круглое  отверстие, через которое в сердце скал проникал солнечный свет. Киммериец легко мог взобраться даже на  кажущиеся недоступными скалы. Если поднимется, сверху опустит  другим верёвку. Однако в отличие от грубых стен туннеля, здесь  стены были полностью гладкими  и очень скользкими, без единой трещинки или расщелины для зацепки (захвата) пальцами. Даже если один чёрный пират встанет на  плечи другому,  и по их телам поднимется Белит, то не достичь краёв отверстия, не выбраться – они увязли  – оказались в ловушке.
- Если до вечера не вернёмся обратно, осознавший это недоверчивый  (подозрительный) Н'Яге   пошлёт  за нами на поиски отряд,-  произнесла  пиратка. - Уверена, они найдут нас по оставленным в кустарниках заметным следам и вытащат.
- Возможно,- ответил Конан, надеясь, что стоящая на якоре «Тигрица» уже не атакована кем-то.
- О Деркето! Кому они принадлежали? Как  давно тут лежат? - Белит заметила белеющие кости и задрожала. -Те люди умерли от голода или были убиты чем-то неизвестным?
Вместо ответа сверху прозвучал скрип и, в казалось бы сплошной стене открылась небольшая дверка. В зал из отверстия проник тусклый свет, и склонилась морщинистая голова с удлинённым черепом, покрытым пятнистой кожей, усеянной красной сыпью, с безумно горящими светлыми глазами и воняющая. Из-за  потрескавшихся губ показались чёрные, гнилые зубы. Человек указывал на них трясущимися костлявыми руками и корявыми пальцы  и бешено смеялся.
-Тррок квретайн Саррдес! - Пронзительно воскликнул скрежетавший голос из отверстия, эхом отражающийся от стен и несущийся в ограниченном (замкнутом) пространстве, как враждебное каркание нападающего  ворона. - Умрёте. Поглотит вас повелитель Атирикалион!
Конан  схватил одно из брошенных копий и молниеносно метнул вверх. Однако отвратительно-мерзкий старик среагировал с невероятной ловкостью и быстротой. Он отклонился назад и исчез. Стена закрылась за ним, и брошенное оружие, не причинив вреда, бесполезно  скользнув по гладкой  поверхности, отлетев, упало вниз.
-Кром! Что это было? – Ошарашенно (ошеломлённо) вопросил  Конан.
  Большинство людей были бы проткнуты (поражены), но этот  оказался невероятно быстрым. Вопреки произошедшему, варвар ощутил некую надежду (шанс).
- Когда он вновь вылезет назад (обратно), мы дотянемся до дыры, откуда тот вещал.
- Погоди,- прервала его Белит  и встала разведя ноги врозь. – Не чувствуешь это? Земля под нами дрожит.
И действительно: пол слегка дрожал, и монеты начали слабо звенеть.  Из недр земли зазвучал упорный скрежет   (шуршание), подобное создаваемое  вечно голодным червям, прогрызающим   дерева. Рёв становился все громче. Груда драгоценностей  дрожала больше и больше,  в одном месте начали подниматься бокалы,  казалось, выталкиваемые  вверх сверхчеловеческой силой. В других местах напротив, звеня  драгоценности исчезали, стремительно  проваливаясь вниз подпол, словно движимые неведомой силой, тянущей вниз. Добыча ускользала, проваливаясь. И одновременно казалось - всю груду злата  вздымало вверх что-то неизвестное.
Белит  и один из корсаров закричали. Земля, плавясь, расступилась под ногами, они тонули  в море тяжёлых драгоценностей.
- Кром, - воскликнул Конан.- Крик заполнил зал, когда он прыгнул на помощь тонущей шемитке. Дотянулся стопами до твёрдой поверхности и крепко сжал  рукой подругу. Напряг мускулы и вырвали её из пасти текущего смертельного потока. Драгоценные камни нехотя выплюнули  захваченную жертву из ревущей морды.
Захваченному корсару так  не повезло: с ужасным визгом исчез под драгоценностями, поглощённый (сожранный) золотой стихией.

+1

22

Завершение:

Из-под содрогающегося ходящего волнами  пола  клубился пар. В центре зала поднялось хрустальное  грибовидное облако, опавшее на разбросанные монеты. Всё сотрясалось (дрожало).
Из  навершия купола вынырнула чудовищная голова, покрытая костяным панцирем,  следом появилось змеевидное сочленённоё (сегментированное) тело. Странному монстру не хватало глаз и ноздрей, вместо них у него росли свисающие щупальцы (жгутики). Чудовище сжало  зубастой пастью корсара, которого за миг до этого  поглотил золотой зев, и вцепилось острыми клыками в бок человека. Корсар  ревел от боли и лихорадочно пытался вырваться – высвободиться из сильно сжавшихся сомкнувшихся тисков,  но чудище его держало крепко.
Конан не колебался - выхватил меч и бросился на демона. Грозный удар обрушился на  голову твари. Лезвие,  столкнувшись с прочным панцирем, лопнуло, буквально рассыпавшись, разлетевшись на куски.  В руке киммерийца  остался бесполезный кусок металла.  Сразу же чудище выстрелило в него своими щупальцами. Молниеносные когти устремились изловить  потрясённую жертву, но  на этот раз, к вящему удивлению, добыча ускользнула, преподнеся сюрприз. Бросок прошёл в пустоту.
Конан повёл себя не как испорченный хайбориец который застыл бы от ужаса. Им руководили врождённые  варварских инстинкты. Ловко стремительно  отскочил, уклонился  и избежал мчащегося свистящего вихря зазубренных присосок. Однако,  когда Конан поскользнулся об овальную чашу, монстр вновь напал. Одно из летящих когтистых щупалец поймало его, стремительно ловко обернувшись вокруг икры, и рванула. Киммериец рухнул.
Демон выронил из пасти израненного корсара и повернул червеобразную башку к киммерийцу.
Чувствительные усики нервно задрожали в предвкушении обильного пиршества.
Как яростный вихрь пронеслась к Конану неустрашимая  (бесстрашная) Белит и взмахнув кинжалом воткнула его в протянувшееся стягивающее когтистое щупальце, одним ударом перерубая (рассекая) удерживающий когтистый захват, а с уст  сорвался боевой окрик. Из раны хлынула тёмная кровь. Распространившееся зловоние и шум схватки пробудил уцелевшего корсара. Доселе вялый и апатичный, он ринулся нападать, вонзая наконечник копья в зазоры (щели) меж защитного панциря.
Раненый демон захрипел, затрясся. Из содрогающейся морды, с разинутой пасти извергались потоки слизи. Взметнувшиеся  щупальцы упустили (выпустили) Конана и с бешенной скоростью набросились на врага, причиняющего боль.    Белит  попыталась отбиться кинжалом, но отскочить не успела -  не удалось. Щупальцы ловко молниеносно обвили её, сковав, словно кандалами, руки, ноги и туловище, и  подняв шемитку  вверх. Теперь извивающееся змееподобное тело ещё более высунулось из плавящегося злата, растекающегося по гудящему залу. Сжавшиеся кольцом петли лихорадочно старались (пытались) раздробить сопротивляющихся (обороняющихся) о твёрдые стены.
Искусанный тяжело раненый корсар застонал, членистое туловище вжимало его в стену. Захрустели  ломающиеся кости. Голова корсара безвольно откинулась, свесившись набок (в сторону).
Над киммерийцем просвистели сжатые (скрученные) петли. Проскользнул  под змеиным телом, заорал. Шея твари поднялась прямо вверх, и щупальцы пытались тянуть стиснутую (сжатую) но сопротивляющуюся Белит к зубатой пасти. Не взирая на опасность, Конан ринулся вперёд, вцепился пальцами в бугристый панцирь и по вытянутой шее вскарабкался к голове. Одним рывком вырвал копьё, застрявшее в плоти и вогнал его остриё глубоко в смердящую (вонючую) морду демона. Тварь  застонала и отбросила Белит, содрогаясь от спазмов, ревела, крутя и сердито тряся головой. Отбросила в сторону и Конана.
Щупальцы  жадно схватили мёртвого корсара, и монстр, скрывая рыло, углубился в золотые останки, с небольшой добычей погружаясь в земные глубины,  поглощаемый  алмазами.
- Отогнали его? – Вымолвил дрожащий пират.
Хоть сдавалось и так, но киммериец  зарычал - не веря во временное затишье.
«Действительно, сверху из оконца вновь может выглянуть безумный старик. Что делать, если он опять призовёт демона обратно? И вообще, кто ведает, когда тварь вновь проголодается?»
Посмотрев, что с Белит всё в порядке, жестом подозвал трясущегося пирата.
- Пойди сюда и держи!
И быстро вскочив на широкие плечи чернокожего и подобранным подсвечником начал непрерывно постукивать  над головой стену, кажущуюся непреступной. Через мгновения поисков пальцы нащупали полости, а затем ощутил и небольшое дуновение.  Выхватил кинжал и после небольшого усилия отколол  кусок крошащегося камня, всунул лезвие в узкую канавку, углубил. От усилий лицо исказили гримасы,  сталь гнулась, стуча и звеня. Раздался щелчок. Защёлка механизма поддалась , и над головой открылась маленькая дверца.
Он мгновенно ринулся, навстречу возможной опасности, презрев  возможный риск. Сжав кинжал в зубах, ухватив пальцами каменные края, подпрыгнул, проникнув в отверстие. В помещении не было ни одной живой души. Беспрепятственно пролез в гладкий обработанный коридор, озаряемый лучами магического света. Тихо сделал несколько шагов и остановился, прислушиваясь. Везде было тихо, ниоткуда не грозила очевидная опасность. Надзиратель явно не считал необходимым сторожить, вероятно, предполагая, что чудище разорвёт их на  куски.
Конан вернулся к оконцу. Белит влезла  на плечи стоящему пирату и пролезла в отверстие. Затем встав рядом,  вытянула и корсара.
- Поздне за этим возвратимся, - заявила пиратка, разгневанно и угрюмо взирая на груду брошенного золота. Оставление такого лежащего богатства брошенным противоречило её натуре. Однако ранее надлежало незамедлительно расправиться с их странным захватчиком, и все отправились по корридору.
Магическое  свечение исчезало в тёмных углах, но проблески   на изогнутых  каменных стенах, позволяли хорошо видеть и дальше миновать колодцы, вырезанные в камне. И вот их взорам предстал сводчатый зал.
Идущий впереди Конан застыл, кивком и жестом велев спутникам остановиться,  и крепко сжал кинжал. 
Впереди мелькнула вынырнувшая  сморщенная, облачённая в серый халат фигура человека, ранее замеченного ими в отверстие. И рябое,  покрасневшее от злости (гнева), лицо поражённо вытянулось, а из перекошенного искажённого гримасой рта понеслись безмолвные проклятия.
Киммериец услышал за спиной (позади) испуганный вскрик  и треск ткани. Разум повелевал атаковать коварного мага,  но он оглянулся назад и замер, увидев вместо своих верных товарищей двух лысых слюнявых  демонов с  зелёными черепами и  оскаленными клыками. Чудища сжимали в когтях наточенный кинжал и занесённое для удара копьё.
Белит показалось – она в дурном сне и не понимает, что произошло: видела, как Конан распростёр пальцы, давая понятный знак -  остановиться, потому что где-то перед ними нечто опасное, но затем киммериец исчез. Вместо Амры впереди в зале появилось выскочившее из ниоткуда уродливое чудище, вращающее жёлтыми глазищами и раздувающее ноздри от вожделения (жажды) крови. В могучей лапе сжимая кинжал. Пиратка отреагировали на неожиданные изменения со  скоростью хищника - мгновенно выхватила  оружие. Рядом с ней стоял вооружённый копьём корсар. 
«Если с киммерийцем что-нибудь случилось, разворошу, разграблю и переверну всю лагуну, превращу всё в руины и пепелище. За жизнь возлюбленного  без сожаления (спокойно) пожертвую всем найденным золотом!».
Конан колебался: вооружённые чудища собирались (готовились) напасть,  но вообще не понятно - откуда они взялись. За миг до этого он слышал поступь своих спутников и не осознавал, куда так  внезапно  исчезли (потерялись) Белит и корсар?  Только услышал  краткий писк. Даже могучие демоны, однако, не смогли бы двух его партнёров так быстро и совсем незаметно утащить с места.
Твари приближались. Рефлекторно, не осознавая точно причину своего поступка, варвар поднял кинжал и, резко развернувшись, метнул  его туда,  откуда на него пялился (смотрел) отвратительный старик. Клинок, рассекая воздух, нашёл цель. Заостренное остриё вонзилось магу в грудь и ударило в сердце.
На лице старика проявилось недоумение (озадаченность), он качнулся и рухнул наземь. Его одеяния вспыхнули ярким пламенем. Потрясённая Белит остолбенела. Застыло (остановилось) и остриё копья. Она поняла, что  намеревалась поразить  сердце её возлюбленного киммерийца    и в ужасе вскрикнула.
- Успокойся (расслабься). Всё кончено, - Конан взял её за руки.  - Нас старались запутать гипнозом и натравить друг на друга. Не знаю, как это сотворили, но вместо друг друга мы видели чудищ.
- О Иштар! Я могла бы убить тебя, - испуганно произнесла пиратка.
Киммериец не ответил. Земли задрожала, стены угрожающее начали сдвигаться и трещать, затем последовал раскатистый толчок. На землю рушились опорные столбы, как будто опытный жнец срезал их косой. Здоровенный блок упал посреди комнаты, обваливался  потолок.   
- За мной! - Впереди  коридора появилась (возникла) Зария и направилась в тёмный туннель.
Невзирая даже на то, что чернокожая недавно предала, Конан схватил  за руку Белит, решив догнать убегающую девушку. Они должны немедленно убраться из рушащихся скал до их полного обвала. И только Зарии  известны пути в этих странно запутанных извилистых, закрученных клубком, подземных катакомб. Сама мечтая  всё-таки  спасти свою собственную шкуру от надвигающейся опасности. 
Они выскочили на солнечный свет, сбежали от провалившихся скал, которые погребли в глубине  завалив валунами, сверкающие сокровище, оставив над ними сверху достаточно много грохочущих глыб. Белит разъярённо ругалась. Потерять королевские богатства!
Они обратились к Зарии. Чернокожая  покорно и скромно стояла перед ними, и несмотря на вину, за которую может быть только одно предложено - смерть, но старалась убежать. Наоборот, улыбнулась и обнажала белые зубы:
- Хочу поблагодарить вас за моё спасение.
-Что?- Вскрикнула Белит и  подняла кинжал.
«Наказать коварную девушку, приведшую их в расставленную  западню (ловушки). Не позволить  ей уйти безнаказанно!».
Почти дымясь от злости, но не ударила девчушку, не зная почему, опустив оружие. Неведомая сила задержала – отвела её размахнувшуюся  руку.
- Если бы я сказала вам, сколько мне лет  на самом деле, - тихо произнесла Зариа, - то не поверили бы.  Пребываю в этой местности так долго, что я помню даже вымерших предшественников стигийцев. Маг Круонимус , которог пронзил  кинжал Амры  тогда поработил меня, овладев  моей душой, сковал мое тело, принудил к полному подчинению (абсолютному послушанию).  Я должна была служить ему, даже после того, как он совсем сошёл с ума. Он повелел мне обманом заманивать моряков с каждого вставшего на якорь в бухте корабля  невероятными сокровищами, и всё время поставляя пленных глубин демону из глубин (бездны). Спасти мою душу от службы ему могла только…только  его смерть. Я ждала невероятно долго, когда же меня вырвут из когтей  чародея. Ещё раз кланяюсь вам.
-Что с сокровищем? - Указала Белит на обрушившиеся скалы. Мысль об утрате невероятных по ценности сокровищ бередила (терзала) её душу и вызвала дрожь в пальцах.
-Забудьте о нём. Тут уж его никто не увидит. Чтобы не говорили, что мне не ведома  благодарность, нечто для тебя есть, - прибавила Зария пиратке  и бросила к её ногам алмаз размером с грушу. – Возьми его. Он твой.
- Кто вернёт жизнь падшему воину?- Вопросила Белит, не обращая внимание на камень в траве.
- Не могу служить,- грустно мотнула головой дикарка и добавила, - моё время истекло. Прощайте. - Она вздрогнула и упала наземь, рассыпавшись в прах.
В джунглях зазвучали   приближающиеся голоса. Меж стволов заметны стали подходящие воины.   Верный Н' Яга, старое сердце которого наполнилось страхом за белоснежную богиню, привёл к рухнувшей скале отряд корсаров.
- Иди им навстречу и скажи, чтоб устроили лагерь у бухты. Мы с Амрой вернёмся позже! - Приказала Белит пирату послушно бросившемуся бегом,  и страстно прижалась к киммерийцу. Ещё раз к сожалением оглядела рухнувшие скалы, и её мысли  полностью переместились на  верного друга. «Что с того, что эти мифические сокровища утекли сквозь пальцы, но есть Конан! Вместе остались, и оба выжили. Вместе добудем  гораздо большие богатства, чем то, что поглотила земля. Стану настоящей королевой!».
Она провела пальцами по его широкой груди. Как настоящая дикарка не умела долго тужить (переживать), забывая о разочарованиях в пылу страсти. Избавилась от пояса на бёдрах и закрыла алыми устами рот Амры.
Конан обнял её и ответно страстно поцеловал.

+1

23

Vlad lev написал(а):

Бухта золотого наваждения

снова неплохо, лузлов не увидел. но тут удобочитаемость текста уже повыше

Vlad lev написал(а):

Постараюсь что-нибудь перевести. Только долго печатаю...

специально ничего не переводи, что-нибудь из готового уже.

0

24

Chertoznai написал(а):

что-нибудь из готового уже.

ну так такой текст и подбирал.

Есть, конечно, соблазн выложить и "Край туманной мглы", но там, мягко говоря, есть именно авторские несуразицы (применительно к Говардовской Хайбории).

Сегодня попробую вечерком: там объём побольше

0

25

Chertoznai написал(а):

но тут удобочитаемость текста уже повыше


так этот текст я делал гораздо раньше - примерно год назад, просто я "не олитературиваю" исходный текст, поскольку полагаю такое подобное уже пересказом своими словами.

0

26

Следующий текст -пролог из чешского сборника В.Вагенкнехта "Конан. Белит танец смерти"(2012). Текст представляет собой не роман, а несколько последовательных рассказов. Представляется пролог.
Вот что писал ранее на Киммерии:
"Фактически объёмная книга представляет собой всё-таки не роман, а сборник разноплановых рассказов и повестей, несколько объединённых только периодом действия и главными героями. Охвачен период как описанный Мастером Говардом со встречи Конана и Белит до завершения истории; при чём в этом новом сборнике почему то нет "привязки" к ранее изданному рассказу "Залив золотого упоения"(сборник "Окровавленные клинки"- перевод выложен ранее на форуме).
Перевод пролога также полностью представлен ранее в этой теме. Следующее произведение -повесть "Кровавый рубин". (Интересно следующее: как ни странно автор начал её практически с того места -города Забхеле, куда "высадили" своего героя-рассказчика португало-бразильские авторы в "Конане и Белит- предательство в Асгалуне", перевод которого частями выкладывался в этой теме и несколько более полно - в спец.теме на форуме). Стиль повести тоже схож со многими бразильскими приключенческими произведениями, очень много уделяется описанию переживаний второстепенных персонажей и полное отсутствие сверхъестественного. Интриги и жульничество с элементами коротких стычек, не "тянущих" на сражения.
Следующий рассказ "Побережье чёрных теней" -интереснее и описывает приключения с состязание старого шамана и его отщепенки-ученицы с приупомянутым элементом божеств моря(далее это -не развёрнуто).
Короткий рассказ Саркофаг указывает как хитро можно распорядиться неожиданной находкой.
Повесть- Чёрное пламя - соучастие в межплеменной разборке, элементы сверхъестественного присутствует, но в основном опять детализируются второстепенные персонажи и их деяния.
"Отзвуки (эхо) древних барабанов" - достаточно интересная повесть как некий молодой стигийский маг попытался уловить Белит, но разбуженные древние силы вмешались и всё завершилось неожиданно.
"Любовь пенных волн" - короткий рассказ о соблазнении Белит морским божеством.
Эпилог - следующий сразу же за вышеупомянутым рассказом текст, представляющий краткий (и не оправданный) пересказ оригинального текста Говарда."

(Сам я до глобального авторского замысла - такой подачи материала дошёл не сразу)

Белит: танец смерти

В.Вегенкнехт

Перевод с чешского В.Ю.Левченко

Пролог

«О, тигр севера, холодный, как заснеженные горы, что тебя взрастили (воспитали). Обними меня,  и сожми в любовных объятиях. Пойдем со мной на край света,  поплывём  со мной на край океана! Я королева огня, стали и сражений – будь моим королём!»

(Р.И. Говард - Королева Чёрного побережья).

Белит надменно-презрительно взирала  на небольшой, крепкий добротно сложенный аргосский  корабль. Хотя моряки судна поспешали – бежали и старались изо всех сил, налегая на вёсла, грести к близлежащему берегу, стало ясно – им не уйти. Как и многих других, направим их к  морскому  дну.
- Деркето! - Возбужденно воскликнула  экипажу. – Покажем тем псам, как сражаются воины островного королевства!
При (от) этих словах послушные чёрные  взвыли от радости и положили стрелы на тетивы. На палубу  неприятеля обрушился  – сошёл поток несущих смерть стрел. Острия ранили и убивали, посылая – отправляя противника на тот свет.
После смерти рулевого аргосское   судно лихорадочно неуправляемо зашаталось, словно не зная, куда двигаться
Белит довольно улыбнулась – молодцы, вновь  показать, кто владеет и правит морями. И вдруг заметила движение на неприятельской палубе.
У борта на палубе возвышался (стоял) высокий и статный молодой человек. Огромный, бронзовый воин, закованный  в чёрную кольчугу, с защитными пластинами закаленной брони на ногах и руках и в отливающим синевой отполированном стальном шлеме, украшенном парой бычьих рогов. Над бронированными плечами мужчины развевался пурпурный (алый) плащ, морской  ветер трепал его и выбившиеся пряди длинных чёрных волос, и открывая широкий пояс, с блестящей  золотой пряжкой.
Поражённо и оценивающе-изучающе его осмотрела: несмотря на свои неоднократные  многодневные рейды по  Южным Морям  никогда не встречалась с подобным человеком. Незнакомец издали  излучал удивительную силу, чудесно-таинственным образом заставляющую содрогнуться, чуть не вызвав изумлённый вскрик. Не осознано она вдруг затрепетала: неизвестный воин вызвал в ней пробуждение доселе неведомых чувств. Безрассудное желание  и отчаянная ненависть, нечто в глубине  её души нашёптывало, что наконец, увидела мужчину, о котором давно мечтала.

Затем сама на себя разозлилась. «Что сдурела? Точно заблуждается!  Просто натолкнулась на очередное торчащее на пути препятствие, которое необходимо удалить с дороги.». Тем не менее взор от парня не отводила - не спускала  глаз с  молодого человека
Воин посмотрел вокруг и положил на тетиву умело изготовленного лука стрелу, выбрав цель. И она поняла – смертельное  остриё нацелено непосредственно на неё, и дико бьющееся (пульсирующее) сердце, сжимающееся  и пылающее безрадостной мстительностью (злопамятностью). Если мужчина выстрелит – собьёт её на палубу!
Она с трудом сглотнула. Не отскочить   в сторону? Ни в коем случае! Единственная непревзойдённая  королева Чёрного побережья не вправе показать (проявить) даже малейшую слабость, и скорее умрёт, чем струсит. И продемонстрировала  обнажённую грудь. Воин выстрел.
Она стояла, неподвижно, наблюдая за летящей стрелой, осознавая - смертоносный выстрел идёт не к ней. Как это? Врожденная интуиция же нашептала , что молодой человек, посылая стрелу, выбрал другую жертву и это – единственное объяснение. Незнакомец в последний миг изменил своё решение и избрал другую цель.
Её ощущение подтвердилось. Остриё пронзило  сердце возле стоящего спутника. Поражённый чернокожий  пал к её ногам и уже не поднялся.
Белит снова пристально осмотрела неизвестного воина, пытаясь разобрать, кто этот человек. По внешности явно не принадлежал к народам,  обитающим на побережьях. «Почему же он её спас? Находясь на его месте кто угодно, не задумываясь, отправил бы её на тот свет. Возможно, его также резко поразила и привлекла её красота и сила, что очаровала и  её? И это возможно.».
Пираты выпустили новый залп стрел, и корабли стремительно  столкнулись. Её воины обрушились на палубу противника, сея разруху и гибель, и уничтожая шокированных скованных ужасом моряков, не представлявшим  для агрессоров никакой опасности. Они падали и умирали под остриями копий, ударами палиц и свистящими мечами стремительной  мгновенной смертью.
Единственный, кто встал и оказал отпор – тот молодой мужчина. В отличие от защищающихся сотоварищей он наоборот – атаковал (нападал): издав из глотки военный клич, перескочил на их палубу и пронёсся между чернокожими как тайфун. Дробил черепа, проламывал груди, распарывал животы, отсекал конечности и кости. Хотя он и стал целью для многих ударов копий  и свистящих клинков, казалось, всё избегает его;  вокруг царила смерть, но именно он сеял её, напоминая жнеца, выкашивающего колосья на поле.
Но ни один человек не может, однако, постоянно противостоять многократно превосходящим  силам. Окружившая его лавина копий готовилась прервать его молодую жизнь.
Тогда она выступила. Хоть чужак и убивал её мужчин, свирепый и самоуверенный (непогрешимый) инстинкт призывал поддаться зову женственности, говорящему, что в целом свете  не найти лучшего друга. А подумав так, сама  решила, что нельзя такого утратить (потерять)!

- О, Иштар! Остановитесь!  - Воскликнула  она, заглушая  лязг и бряцание оружия и её вскрик заставил поднятые руки опуститься. На полу-движении замерли не только чёрные воины, но и гигант-чужестранец.

Словно по её воле и желанию всё замёрзло – замерло, казалось, словно от произнесённого  мощного заклинания, а она шагнула вперёд,  голыми руками отталкивая острия копий своих воинов, и без колебаний приблизилась к задыхающемуся   воину,  прижавшись   грудями к его панцирю, залитому красной кровью и оперлась боком его  окровавленного меча.
Таким образом, сама своим собственным властным, для цивилизованного человека непостижимым  поведением, отдавалась на милость, не страшась, а напротив, полностью ему доверяя. На первый взгляд он  - также  дик и неудержим (необуздан),  как и она,  и вместе составят потрясающую пару. Впилась взором в его ледяные голубые глаза, её сжигала страсть и от возросшего страстного желания, облизнула свои уста.

- Кто ты? О, Иштар, я пересекла море от побережья Зингары до  отдалённых деревень Юга, но я никогда не видел одного человека, который бы вы предвидеть. Откуда ты родом?   

- Из Аргоса, - лаконично  ответил он, полностью игнорируя её воинов.

Она улыбнулась. Точно установив, что все моряки корабля, на котором он плыл, пали в бою, тот даже  не поддался гневу. Он силён, свиреп, как пантера, готовящаяся к схватке. И привлекает больше и больше. С ним бок о бок, они справятся с армий целого света.

– Ты – не изнеженный хайбориец, а дик и неукротим, как серый волк! – Воскликнула она очарованно. – Сияние таких очей никогда не возникнет  при  городском освещении и такие не размякшие мускулы не образуются от жизни за грязными стенами, поражёнными чумой (мором) !

– Я – киммериец и моё имя – Конан.

– Я – Белит ! – Произнесла она в  ответ и распростёрла руки.

Она осознала, что  нашла себе друга - спутника жизни, и их любовь даже сама смерть не разделит.

+1

27

Вступаем в орден святого Трепача

0

28

К.Ф. написал(а):

Вступаем в орден святого Трепача


Успел ознакомиться с его откровениями в оригинале?

0

29

Vlad lev написал(а):

Успел ознакомиться с его откровениями в оригинале?


У меня и на достойные-то вещи времени не хватает. ))

0

30

пока по тому что видел - прочитанное сложно заассоциировать с нашей альтернативой. в отечечествееной конине огромные пробелы почти везде и во всем. исключений крайне мало. конечно и эти тексты не классические на мой взгляд, но несомненно лучше ахманова, хаецкой и им подобных. это, повторюсь касается того, что наданный момент выложено. яиц тролля - еще не видел, не знаю как там оно будет дальше, но пока на удивление неплохо и есть догадка почему. за бугром пишут отталкиваясь от первоисточников, а у нас - по словам некоторых авторов, от листочка с инфой (киммерия - холодно, аквилония жарко, конан - тупой сквернословящий качок) в лучшем случае, в худшем - от сочинений "признанных метров", которые давным-давно ложили понятно что что на Конана.

0


Вы здесь » Cthulhuhammer » Сага о Конане » Чешская Сага